Милицейский портал Песни о милиции Исполнители Ментовские байки Библиотека Полиция других стран Криминал
Песни ментов
Наши спонсоры
Реклама на сайте
Ментовские байки, истории, рассказы

Милицейский Портал » Ментовские байки » Проза » Владимир Куземко

Владимир Куземко. Ментовский бокс

18.02.2016, 14:10

Однажды пришли ко мне заявители, супруги–пенсионеры, то ли Антиповы, то ли Антипенко - фамилию уж точно не припомнить… Жили они в частном секторе, во дворе их дома был сарай, а том сарайчике хранился велосипед, на котором дедуля при надобности в магазин или на рыбалку ездил, так вот этот самый занюханный велик какое–то бесстыжее чмо у старичков и склямзило! Вот и притопали они в РОВД - подавать заявление о краже. Мусорное дело, я б такой чухней и не занимался, тут вон на уличные грабежи и подрезы не всегда времени и сил хватает… Но в дежурке на притарабанивших заяву старичков случайно наткнулся начальник районного угрозыска, у деда на груди - пара таких же наград, что и батяня нашего майора с фронта приволок, и не то чтоб растрогался наш отец–командир, а просто чисто по–человечески захотелось помочь, он мне и велел: «Займись ими, и велосипед - найди!» А мне что, я человек маленький, что приказывают - то и делаю, найти-то велик - навряд ли (разве что кто из соседских малолеток надыбал, тогда есть какие-то шансы), но пусть хоть увидят старики что кому-то они ещё нужны в этом мире, и даже предельно занятый державными делами колоссальной важности сотрудник уголовного розыска (я, стало быть) всё прочее забросил и вокруг ихней крошечной проблемы забегал-засуетился…

И вот, значит, притопали мы к дверям моего служебного кабинетика, я зашарил по карманам в поисках ключа, а тут из соседнего кабинета выглядывает коллега мой, лейтенант Кислица, просит: «Старлей, дай закурить, а то эти сука, капитан Бородуля из следственного отдела, уволок у меня пачку без спроса, курить хочется - не могу, и отлучиться нельзя - занят с человеком…» Я в таких случаях никогда не жилюсь, помочь сослуживцу куревом - святое, тогда и тебе не откажут, если когда–нибудь сам без сигареты останешься… Достал свою «Приму» с фильтром, вынул одну, сунул ему в рот, дал прикурить от своей зажигалки. Почему - так, словно бы Кислица - безрукий?.. Да потому, что на руках у него были боксёрские перчатки, не снимать же ему их было… Мои ветхие терпилы тоже на перчатки внимание обратили и, я заметил, обменялись недоумёнными взглядами. А ничё, пущай думают, что хотят…

Завёл их в кабинетик, расположился за своим столом, усадил их на стулья напротив себя, разложил на столе перед собою бумаги, начал заполнять бланк. И тут из–за стенки, из кабинета Кислицы, что–то чувствительно грохотнуло. Так, словно там шкаф опрокинулся, двухстворчатый. Или же другой вариант - словно там какой-то бандюга увесистой комплекции вместе с табуретом улетел от допрашивающего его опера к пртивоположной стенке и с разгону о неё спиною врезался… Мне–то что, я и не к такому привык, иногда ведь и в моём собственном кабинете тоже… шкафы падают!.. Но старички мои как-то съёжились, а это - нехорошо, неправильно, у простого народа могло сложиться неадекватное представление о своей же родной народной милиции, выйдут от меня пенсионеришки - и бегом в прокуратуру, с телегой: «Просим проверить, что за безобразия творятся в Энском райотделе…» Нужны нам такие жалобы?.. Не нужны абсолютно, поэтому я говорю им: « Извините, мне надо отлучиться на минуточку…», выскакиваю из комнаты и без стука врываюсь в соседний кабинет. Не закрылся на замок во время допроса лейтенант Кислица, неопытный ещё кадр, неосторожный, начальством и внутренней безопасностью как следует не трёпанный… ничего, научится со временем!.. Застаю своего товарища аккурат в тот момент, когда он примеривается обутым в боксёрскую перчатку кулаком хукнуть в челюсть поднимающегося с пола бандита, весом и габаритом превосходящего раза в два нашго невысокого и неказистого оперёнка. Чем хороша боксёрская перчатка - после неё не остаётся никаких следов на лице, это очень важно, если после дружеской беседы с тобою задержанного придётся за недоказанностью отпустить, и он тотчас помчится снимать побои и катать на тебя квалифицированную телегу…Поэтому по лицу грамотный розыскник на допросе никогда не бьёт, этот рефлекс у него отработан до автоматизма, но у менее опытных сотрудников случаются проколы и казусы, вроде того, что саданёшь гадёныша, скажем, в солнечное сплетение, а он, резко согнувшись вдвое, налетает мордой на твой не успевший отдёрнуться кулак, и вот результат - нос расквашен, глаз подбит, зубастость во рту заметно поредела… Очень трудно будет потом доказать, что гада этого в РОВД никто не пытал, и разговаривали с ним в строжайшем соответствии с уголовно-процессуальным кодексом… А так - натянул перчатки, и мотузь голубчика куда хошь, ничего не опасаясь…

«Ты бы - потише, а то у меня заявители сидят, им слышно!» - с порога преупредил я. Кислица попридержал кулак, оглянулся на меня, ожёг легко узнаваемым вдохновенно-замылившимся блеском глаз целиком погрузившегося в любимую работу труженика. Я пожал плечами, вернулся к себе.

Мои посетители меня уж заждались, Мы продолжили оформление материала на вышеупомянутый велик, попутно с писанием бумаг я по привычке втолковывал супругам, что их пропажу мы рано или поздно обязательно найдём - не на этой неделе, так на следующей, не в этом месяце, так в том, пусть только не волнуются и понапрасну не прибегают к нам каждый день с одним и тем же вопросом: « Уже нашли?!.» И вот в самый разгар моих вдохновенных внушений из–за стены вдруг донеслось: бам-бам-бам, бац-бац-бац, бух-бух-бух… Тьфу ты, думаю, ну почему в райотделах не отделывают стены между кабинетами звукоизолирующими материалами?! Не хотят, экономят буквально на копейках, а после люди сердятся: «В ментуру вчера ходил по личному вопросу, а там - та-а-а-а-а-кие звуки отовсюду!» И всё, кончено, не станет этот человек больше любить свою милицию, а будет её только бояться, хотя чего нас опасаться простому человеку, если мы для него в основном ведь и стараемся, а лично нам разве всё это надо?..

«Я сейчас…схожу на минутку!..» - мило заулыбался я, пулей метнулся в коридор, влетел у соседу. Да, скажу я вам, картинка ещё та… Бандюган уже подвешен за скованные наручниками ноги головой вниз на металлическую вешалку, и Кислица усердно боксирует в его широкую (при всем желании - не промажешь) спину. Только что злоуышленник, видать, рухнул вместе с вешалкой, Кислица не без труда вновь придал конструкции вертикальное положение, и теперь в воспитательных целях наказывал клиента, Приговаривал: «Не было команды: «Падай!», так чего ж ты упал?! Нехорошо ведешь себя, дядя…» Нет, всё правильно, я обоими руками «за», но - шумно ведь, мирное старичьё за стеною, не поймут они… кляузу настрочат!..

«Ты чё, спятил?!» - сердито прошипел я оглянувшемуся от вешалки на меня Кислице. Лейтенант удивлённо распахнул глазки «А что, разок бандита уже и «приласкать» нельзя?!.» Я сплюнул: «Да при чём тут это?.. Я ж тебе ясненько ещё в первый раз объяснил: люди у меня… ты понимаешь?! Не воры, не гопники, не нарики, не синяки прибацанные, не бузотёры, не шлюшки всякие, которым в принципе и полезно послушать, а - уважаемые граждане!.. И ежели ты тут бандита своего допрашивать будешь не тихо и нежно, как любимую девушку в первую брачную. ночь, а опять стены станешь сотрясать, то я, когда тех терпил отпущу, приду и самолично тебя на эту вешалку и подвешу, ты меня понял?!» Кислица коротко заржал: « Ха, ну ты и ска…», но тут же заткнулся, наколовшись на мой предупредительный взор. Понял наконец, что не шучу я, а то раньше до него не доходило. Его логику я улавливал: «Столько раз слышал подобное - и не прибегал с предъявой, да и сам у себя - не раз… А тут нате вам - не шуми!» Вообще–то мыслил он правильно, но ситуации ведь разные бывают, надо улавливать нюансики, а он всё по шаблону старался скомстрячить… Если не сумеет по ходу дела перестроиться - выше капитанского звания и должности дежурного в нашем РОВД ему ничего не светит…

С извинительной улыбкой на лике вернулся к себе, глянул на старичков, опасаясь обнаружить возмущённость творящимся за стеною. но не заметил на их лицах ничего, кроме терпеливого внимания, и вновь загундил что–то по поводу пропавшего велосипеда. Но день сегодня явно выдался какой–то нескладный… Вот казалось бы, всё я втолковал досконально Кислице и в рот ему положил, и вот буквально чрез 5 минут из–за стенки раскатисто донеслось: «БАМ!!! БАМ!!! БАМ!!! БАЦ!!! БАЦ!!! БАЦ!!! БАХ!!! БАХ!!! БАХ!!!» Он что там, охренел?! Лампочка под потолком у меня закачалась, шкаф у стены затрясся, со стола стаканчик с карандашами упал на пол и покатился… Картинка тянула на землетрясение балла на четыре, а ведь всего – навсего молодой оперуполномоченный колол преступника на сознанку… Пенсионеры покосились на меня, на громкоговорящую стенку, друг на дружку… На что уж я толстокож, а и мне стало неудобно за честь и доброе имя своей конторы

…«Пардон, буквально на минутку… я всё исправлю!» - с приклеенной к губам улыбочкой начал подниматься было я из–за стола, но тут старик меня и припечатал своей фразой: «Да ладно тебе, сынок, бегать туда–сюда… Считай для удобства, что оба мы – глухие! У нас ведь у самих внучок - наркоман, знаем прекрасно, каково от таких гнид честным людям страдать приходится, и как разговаривать с ними надо, чтоб до них хотя бы чуточку дошло… Так что сиди здесь, парень, и наше дело поскорее доканчивай!» А, ну тогда ж совсем другой поворот! Я вмиг успокоился. Если народ наши действия понимает и одобряет – значит, правильной дорогой мы намыливаемся, тогда и тревожиться не о чем… Быстренько кончил оформление всех требуемых бумаг (из–за стены то и дело неслось: «ТРАХ!!! ТАРАРАХ!!! БУ-БУХ!!! БА–БАХ!!!», и тому подобное, но мы уже к этому не прислушивались), потом отпустил старичков домой, а сам, радостно залыбясь, ворвался в кислицын кабинет. Явно не кололся у нео бандюган, несмотря на всю предыдущую симфонию звуков, теперь он лежал на полу, а Кислица топтался прямо на нём и то ногой изо всей силы двинет, то, наклонившись, перчаткою… Увидев меня, влетевшего с нехорошей ухмылочкой на физиономии, лейтенант немножко испугался, соскочил с лежащего, попятился от меня в угол, забубнил жалобно: «Да я ж не хотел больше шуметь, но эта падлюка… Главное ведь - такой упёртый попался!» Я зловеще моргнул на лейтенанта в упор, выхватил у него из рук дубинку, повернулся к распротёртому на полу криминалу: «Ну что, припадочный, побазарим?!»

Хо, он у меня на 25-й минуте запел соловьём, три эпизода на себя взял, отвечаю! Ничё, пущай ещё Кислица у нас, ветеранов, подучится уму–разуму… Тут ведь, паря, главное - не усердие, а - опыт, а ещё - знание всяких особо уязвимых точек…

…А велик я нашёл буквально на второй день. Узнал у тамошнего участкового, кто из живущих по соседству с Антоновыми малолеток балуется шмалью (коноплей), одного выдернул в РОВД и побеседовал по душам, другого… Третий и раскололся, что бабок на спичечный коробок с травкой не хватало, вот и спёр у деда велосипед, «Ему же всё равно он не нужен - еле на ногах уж держится!», загнал его на соседней улице некоему дяде Харитону, хорошо - не случайному прохожему, ищи его потом… А так нарисовался барыга с именем и адресом, ломанулся я туда. Такой же дом в частном секторе, как и у Антоновых, хозяин - лет сорока, жирнотелый, из породы дюже прижимистых, решил он со мною комедию поиграть: «Какой велосипед?.. Не видел я никакого велосипеда!» Но я быстро обновил ему память, слегка побив его головой о порог, тогда он враз вспомнил, что велосипед «случайно» находится у него в чуланчике, и приволок его оттуда. Через полчаса я вручил обрадованному ветерану его пусть и траченное временем, но вполне ещё работоспособное транспортное средство. Аж самому стало приятно, глядя, как растрогался старик и прослезился… И начальник угрозыска на оперативке потом, узнав, чем всё закончилось, тоже сказал мне пару поощрительных слов. Типа того, что, мол, «ты хоть и ленивый пидор, но когда захочешь - то сможешь!» Большего я от него и не ждал, заваливать комплиментами личный состав - не его стиль… А я так скажу: когда на нашей собачьей работе удаётся сделать что-либо полезное разным хорошим людям - то никакой благодарности мне потом за это и не надо, так на душе легчает что–то…

А боксёрские перчатки я у Кислицы экспроприировал. Он же на язык не бойкий, мыслями тяжеловат, спросит у него кто-либо из проверяющих: «Почему у вас спортинвентарь в сейфе хранится?», он, наивняк, чего доброго - ещё и правду скажет!

А нам это - ни к чему.

Переходов: 0 | Добавил: ciper | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: милицейские истории, рассказы опера
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Загрузка файлов
В Вашей коллекции есть песня, которой нет на нашем сайте, и Вы хотите поделиться ею с нашими посетителями? Загрузите ее, воспользовавшись следующей формой.

Скачать архив
Поиск
Наши партнеры
Авторские права
Все размещенные на сайте материалы скачаны из открытых источников в Интернете или предоставлены посетителями. В случае нарушения авторских прав, просьба сообщить об этом администрации
Все сюда!
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
регистрация сайта в каталогах, регистрация сайта в поисковых системах

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0