Милицейский портал Песни о милиции Исполнители Ментовские байки Библиотека Полиция других стран Криминал
Песни ментов
Наши спонсоры
Реклама на сайте
Ментовские байки, истории, рассказы

Милицейский Портал » Ментовские байки » Проза » Николай Крыж

Николай Крыж. По следу

22.01.2014, 17:11
За окном была тёмная зимняя ночь. Нуждов Георгий Васильевич, старший оперуполномоченный уголовного розыска, Затонского РОВД, подполковник милиции, очень уставший, сидел в своём рабочем кабинете, разбирался с материалами, собранными за дежурные сутки. Тридцать выездов за день по различным звонкам. Голова кругом. Две кражи по горячим следам им уже сегодня раскрыты, материалы по раскрытым кражам уже находятся у дежурного следователя, молодой девчушки, Красновой Натальи, недавно прибывшей со школы милиции. «Пять отказных материалов я уже составил, кое-какие материалы придётся передать новой смене, - подумал про себя Георгий Васильевич и посчитал, лежащие на углу стола подшитые нитками отказные. Жалко было Георгию Васильевичу, отдавать свои материалы, которые он начал собирать с нуля, с осмотра места происшествии, с первого разговора с заявителем. Старый опер уже чувствовал, откуда тянется ниточка и сразу определял с чего надо начинать работать, как обставить подозреваемого. К каждому криминальному материалу, где не установлены лица, его совершившие, подготовленному к передаче другим сотрудникам уголовного розыска или в другие службы: участковым инспекторам, инспекторам по делам несовершеннолетних, Георгий Васильевич приобщал обстоятельно написанный рапорт, где в конце указывал свои предположения. Жалко - не жалко, но материалы только что зарегистрированные, после дежурства необходимо было передавать, так как у Георгия Васильевича был определён его круг преступлений, которыми он должен был заниматься, за раскрытие которых с него могут спросить в любое время. Нуждов специализировался по раскрытию убийств.
 Глаза Георгия Васильевича периодически закрывались, он потирал ладошкой виски, шею сзади, резко опускал вниз к столу лоб, и резко поднимал, закидывая назад голову, чтобы кровь прилила в черепную коробку, чтобы вернуть себя в рабочее состояние и не уснуть за столом. Работы впереди, до утра, до пересмены, ещё много, спать некогда. «Если не составлю отказные, начальник утром все заявления, криминальные сообщения оставит за мной, - думал Георгий Васильевич, - а я должен в течение трёх суток принять по ним решение: раскрыть или отказать, третьего не дано!».
Первое. Раскрыть преступление – это значит найти преступников - лиц совершивших данное правонарушение, изъять похищенные вещи и возбудить уголовное дело, провести по ним первоначальные следственные действия, а затем передать в следствие. Найти преступников, это значит, не просто найти,  привести их в отдел и закрыть в камеру. Найти преступников - это значит: задокументировать, зафиксировать на бумагу и другие носители информации факты, свидетельствующие о причастности и вине установленных по делу преступников, чтобы всем, кто бы не взялся изучать уголовное дело: следователь, прокурор, адвокат, судья - всем было понятно, чем доказывается причастность задержанного к содеянному.
Второе. Составить отказной материал, то есть отказать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Здесь все опера старались списать отказ в связи с малозначительностью преступного деяния, то есть, причинён вред потерпевшему, являющийся для него малозначительным, не принёс большого вреда.
 Ужас, как не любил Георгий Васильевич составлять отказные материалы по заявлениям, в которых усматривался состав уголовного преступлений, ведь преступления всё равно раскроются и лица найдутся, лучше всего возбудить уголовное дело, он знал, всегда был уверен, что любое преступление можно раскрыть, если, конечно, по нему поработать.
Если Георгий Васильевич, выносил постановление о возбуждении уголовного дела, передавал по подследственности, то он по нему всё равно не прекращал свою работу. В своей голове он постоянно прокручивал похожие факты, сравнивал их, старался примерить к подозреваемым, на раскрытие неочевидного преступления ориентировал всех, кого мог.
Третье, которого не должно быть, это возбудить уголовное дело и оставить его нераскрытым, как говорится – «висяком». Процентное соотношение между раскрытыми преступлениями и нераскрытыми преступлениями-висяками является так называемой раскрываемостью. По раскрываемости преступлений судят о работе милиции. И от этого никуда не уйти.
На третьем этаже, где располагался кабинет старшего оперуполномоченного уголовного розыска Нуждова, была тишина. Вдруг Георгий Васильевич услышал шаги по коридору, они могли идти только к его кабинету, и он не ошибся. После предупреждающего стука косточками пальцев руки, дверь открылась, и в кабинете появился молодой человек интеллигентного вида, двадцати-двадцати пяти лет. Молодой человек был без куртки, шапки, на нём был тонкий светло серого цвета полушерстяной пуловер, из-под которого выглядывал воротничок светлой рубашки.
- Вы? Нуждов Георгий Васильевич? – тихим голосом спросил молодой человек.
- Да! А что? – едва поднимая усталую голову, оторвав свой взгляд от лежащих перед ним, исписанных листков бумаги, спросил Георгий Васильевич.
- Меня дежурный на первом этаже к вам отправил. Сказал: Поднимешься на третий этаж, найдешь тридцать шестой кабинет, в нём сидит дежурный оперуполномоченный уголовного розыска, Нуждов, сказал, его фамилия, зовут - Георгий Васильевич.
- Я слушаю вас.
- Меня ограбили, - тихо ответил паренёк.
- Когда? Кто? – также устало спросил старший оперуполномоченный. Георгий Васильевич понял в этот момент, что отдыхать ему сегодня до утра не придётся, что необходимо опять по долгу службы идти из тёплого кабинета в холод, в мороз.
- Минут пятнадцать – двадцать назад.
- Где ограбили? В каком месте?
– На проспекте Социалистическом, через два квартала отсюда, шёл по улице Анатолия в сторону Ленинского - так же тихо, как будто боялся кого-то разбудить, говорил молодой человек, - когда подошёл к Социалистическому, они тут как тут!
- Сейчас сколько времени?
- Минут двадцать третьего.
 - А где вы живёте?
- Я живу в селе, за сто пятьдесят километров отсюда.
- В каком селе?
- Берёзовка, Берёзовского района.
- Бывал я там в командировках. А что так поздно по городу бродили?
- От знакомой девушки шёл, вместе в институте учились.  На трамвай не успел. Решил пешком прогуляться. Вернее, пришлось идти пешком, на своих двоих.
- И куда шли, если не секрет?
- К брату. Здесь, в центре города, живёт брат. Вот к нему домой и шёл переночевать, завтра надо к вечеру быть в деревне.
- А кто ограбил? Может, кого-нибудь знаете?
- Нет! Не знаю! За мной видел - шла группа парней, по-моему, их трое было. Возле Соц. проспекта догнали, сказали, что если хочешь жить, то, чтобы не оборачивался, отдавал деньги и драгоценности. Я сказал, что денег нет. Так мелочёвка была, рублей двести. Двое взяли меня за руки: один - за правую, другой - за левую, третий, подойдя сзади, начал обшаривать. Этот третий снял с шеи у меня золотую цепочку весом двадцать граммов, из карманов забрал деньги-мелочёвку, я говорил уже – сумма не большая - рублей двести. Примерно так. Потом тот, что был сзади, сказал, чтобы я снимал с себя куртку, шапку.
 - А часы, что они не сняли?
- Да этот, видимо, который за левую руку держал. Промолчал.
 - Всё ясно! Вы так и поедете с нами раздетым, что ли?
- Нет! Я позвонил брату домой из дежурной части, он должен мне сейчас принести одежду.
- Хорошо! Выходите в фойе, я сейчас оденусь, выйду, и вместе поедем! – сказал Георгий Васильевич, вставая со стула, его усталость и сонливость, как рукой сняло.
- Куда поедем?
- На место происшествия! Покажешь, где всё это произошло, объяснил молодому человеку оперуполномоченный.
- Покажу! - молодой человек вышел в коридор, осторожно, чтобы не стукнуть, прикрыл дверь.
Нуждов надел лёгкую куртку с капюшоном на синтепоне, шапку-ушанку из меха ондатры, взял папку с бумагами, карманный фонарик, перчатки были на месте, в карманах куртки, вышел из кабинета. Заперев кабинет на внутренний замок, лёгкими прыжками подполковник милиции спустился по гулкой лестнице на первый этаж, помощник дежурного, увидев Георгия Васильевича, нажал на кнопку, дверь в дежурную часть открылась.
- Машина есть? – спросил Нуждов у старшего оперативного дежурного, сидящего за прозрачной стеклянной перегородкой, - группу надо поднимать на выезд, желательно с кинологом и собакой. Попробуем, может, собака след возьмёт?
- Иваныч! Подъём! На выезд! – прокричал начальник дежурной смены водителю дежурного автомобиля.
Из комнаты отдыха вышел Иваныч, сорокапятилетний милиционер-водитель.
 - Я всегда готов! – хрипло ответил  водитель, бренча ключами от замка зажигания на лёгкой металлической цепочке. Иваныч всегда всё делал молча, понимая всех с полуслова.
Дежурный объявлял по громкоговорителю: Следственно-оперативная группа - на выезд! Следственно-оперативная группа! Срочно на выезд!
Через несколько минут в фойе появился кинолог с немецкой овчаркой на поводке, следователь - молодая девушка с папочкой и эксперт с чемоданчиком и фотоаппаратом на шее.
Около заявителя появился мужчина с одеждой в руках. Нуждов понял, что это, наверное, и есть брат потерпевшего, который принёс верхнюю одежду ограбленному.
Вся следственно-оперативная группа была в сборе. Милиционеры один за другим, поёживаясь от холода, вышли на улицу, помявшись, нехотя сели в холодный милицейский УАЗик, стоявший возле парадного крыльца  здания.
- Мне тоже с вами садиться?- спросил потерпевший.
- Обязательно!
- А брату можно?
- Пусть и брат садится, нам, что места мало? В машине места всем хватит.
- Покой нам только снится! - произнёс дежурный эксперт.
- Не говори!- поддержал его Георгий Васильевич.
- Что-то прохладно на улице, - заявила следователь.
- Да нет! Терпимо вроде как. Не разочаровались в нашей милицейской работе? - для поддержания разговора спросил девушку Нуждов, поддерживая её по локоток левой руки, помогая подняться в салон автомобиля.
- Пока нет! Очень даже интересно! – ответила девушка.
Все дверки УАЗика захлопнулись, одна за другой, нарушив тишину, расслабившегося ночного города.
-Что, куда едем? – спросил вслух водитель - Иваныч.
- Проспект Социалистический – улица Анатолия, перекрёсток, - чётко обозначил маршрут Георгий Васильевич.
С небольшим урчанием включилась передача, автомобиль тронулся, выехал на проспект Красноармейский, проехав по Красноармейскому, свернул налево по Анатолия. Город светился в ярких огнях, на улицах было светло, почти что, как днём.
- Иваныч! Не доезжая Со-ца, тормозни!
Иваныч молча кивнул головой, перед перекрёстком с проспектом Социалистическим принял в право и остановил автомобиль, вся следственно-оперативная группа высыпала из машины.
-Так! Где у нас тут, что было? – спросил Нуждов потерпевшего.
 - Я шёл в сторону Ленинского проспекта… - показывал рукой потерпевший направление, по которому он шёл примерно час назад.
- Смотрим следы! – скомандовал оперуполномоченный.
- Вот мои следы!- разглядывая на тротуаре следы, произнёс потерпевший, наступая правой ногой, на недавно выпавший лёгкий слой снежка-изморози, чтобы отобразить след своих сапожек.  Действительно, след от его обуви был схож с имеющимися на тротуаре следами, - да это мои следы! Я-то знаю! А вот следы тех троих, которые шли за мной!
Вся группа двинулась по следам.
- Вот здесь они меня догнали… и ограбили.
Действительно, было видно, на недавно выпавшем снегу, свеженатоптанные в радиусе двух метров следы.
- Вот один приметный ребристой след подошвы сапожка, хорошо отпечатавшийся, - заметил вслух Георгий Васильевич, - его нужно обязательно зафиксировать и изъять, а то нам жуликов, если найдём, больше-то и привязать нечем будет! Одни показания потерпевшего, который даже не видел в лицо преступников, его ограбивших, что-то, конечно, значат, но очень мало.
Нуждов всегда боялся говорить вслух о раскрытии преступлений или задержании преступников раньше времени, пока сам лично на сто, сто пятьдесят процентов не убеждался в том, что преступление раскрыто, что преступники его совершившие - это именно те лица, которые совершили преступление.
- Заснимем, обязательно изымем! И другие тоже зафотографируем. – пообещал эксперт, раскладывая линейки, рядом со следами, на покрытый тонким снежным слоем тротуар. Когда следы ног были зафиксированы экспертом, Георгий Васильевич попросил кинолога, дать собаке возможность поработать, взять след.
- Сейчас попробуем! - кинолог подвёл собаку за поводок и скомандовал, - Астра! След!
Вся группа наблюдала за действиями кинолога и собаки. Собака подошла, понюхала снег, прошлась по кругу и отошла в сторону.
Кинолог снова подвёл собаку к истоптанному месту и скомандовал: Астра! След!
Астра, не стала отказываться, она понюхала землю, прошлась по кругу, пошла по тротуару, кинолог шёл за ней, придерживая за поводок. Собака водила кинолога вдоль зданий, по сугробам там, где не было никаких следов. Всем, присутствующим на месте происшествия, было понятно, что от собачки толку сегодня никакого не будет.
 - Что-то собака не хочет работать, наверное, она уже сегодня устала! Сколько ей сегодня можно работать? Собака она тоже, как человек, не железная! - заявил милиционер-кинолог, и они с собакой пошли к машине,  собака тяжело запрыгнула, в открытую для неё водителем подсадку, и улеглась, положив голову на передние свои лапы.
Георгий Васильевич, присев на корточки, изучал ребристый след, оставленный обувью одного из предполагаемых преступников.
- Я пойду - пройдусь по следам! – сказал он молодой следователю Красновой, - может, куда-нибудь да приведут.
-Да-да! Конечно, пройдите.
На улице было светло, как днём. Георгий Васильевич шёл по тротуару Социалистического проспекта к Центральному рынку. Он слышал, как УАЗ завёлся и поехал в сторону родного райотдела. Следов обуви человеческих ног на тротуаре было мало. Преступники, видимо, прошли здесь после, выпавшей в полночь, густой изморози. Вот уже перекрёсток с улицей Короленко, вот - с улицей Гоголя. Здесь фонари встречаться стали реже, и, выходя на свет, Георгий Васильевич начинал высматривать на тротуаре, проезжей части искомый след. След уверенно шёл к центральному рынку, через Центральный рынок к проспекту Ленина. На рынке оперуполномоченный  встретил двух дворников, которые начинали сгребать лопатами выпавший снежок. С территории рынка следы поднялись по лестнице к мосту через речку.  За речкой следы пошли дальше, к Горе.
«Как же они, преступники, будут переходить через автомагистраль?» - думал сыщик.
 Но через минут пятнадцать следы подвели его к бетонной трубе, проложенной для отвода воды под автомобильной дорогой. Георгий Васильевич никогда не подозревал, что здесь, под трассой, проложена бетонная труба, да ещё диаметром выше человеческого роста. Нуждов пошёл внутри трубы, когда вышел из неё, то посветил фонариком перед собой. След шёл в сторону горы. Георгий Васильевич взглянул вверх на гору, но людей, или чтобы кто-то двигался, видно не было, он посмотрел на часы. Было уже пять часов утра. Нуждов по ступенькам взобрался на Гору, откуда начиналась улица Аванесова, справа была проезжая часть, которая разделялась трамвайными путями и небольшим сквером, где реденько стояли, но стройными рядами, белые берёзы. Чтобы не потерять след, нужно ещё раз взглянуть под ноги. Георгий Васильевич светил фонариком на тропинку, свет фонарика быстро тускнел, видимо садилась батарейка. «Ещё чего не хватало!- подумал сыщик, - что мне здесь придётся утра дожидаться? Плохо,  что не взял носимую рацию в дежурной части, да и дежурный не подсказал. А утром народ пойдёт на работу, и все следы затопчутся».
Упускать след старому оперу было жалко. Уже более двух часов ходьбы по следу позади. «А вдруг окажется, что это следы не преступника?» - думал Георгий Васильевич, но здесь же выкидывал эти мысли из головы, - как эти следы могут оказаться не преступника? А, может быть, я их уже перепутал с другими? Мало ли похожих следов? Нет, надо идти до конца!» Сыщик прошёл ещё метров пятьдесят по тропе и вышел на тротуар. Он снова достал фонарик из кармана посветил на обледенелый, слегка покрытый снежком, тротуар. «След вышел сюда,- подумал Георгий Васильевич, увидев знакомый рисунок следа, - и куда же он идет? Сколько ещё идти по нему?» Георгий Васильевич стал переходить от перекрёстка к перекрёстку, не включая фонарика, чтобы экономить энергию батарейки. Иногда Георгий Васильевич долго искал след, периодически включая, фонарик. И вот опять след потерялся. Георгий Васильевич, положил папку с бумагами на снег, которую он всю дорогу нёс в левой руке, встал  коленями на папку, стал внимательно всматриваться в  имеющиеся следы на тротуаре. Искомого следа не было. Пришлось вернуться на целый квартал назад, и там искать потерянный след. Оказалось, что след свернул направо, к пустынной проезжей части, и шёл по краю проезжей части улицы Аванесова, потом снова поднимался на тротуар и шёл по тротуару. Нуждов прошёл ещё один квартал по следу, за ним ещё квартал, включил фонарик, но знакомого ребристого следа опять не было. Георгий Васильевич вернулся обратно, к тому месту, где он его видел в последний раз, кое-как след был найден. След перешёл через проезжую часть улицы, по центру улицы располагались трамвайные пути, и преступник, если это был след, действительно, преступника, пошёл по трамвайной линии. Георгий Васильевич прошёл до следующего перекрёстка, включил фонарик, но фонарик уже не светил. Сыщик пошёл к трамвайной остановке, там, над остановкой, на бетонных столбах, наклонившись к земле, светились электрические фонари. Дальше, за фонарями, на улицах было ещё темно и пустынно. Здесь, под фонарями, освещавшими площадку для посадки-высадки пассажиров, киоск «Роспечати» и прилегающую территорию, Нуждов снова увидел знакомый след. След подошёл к киоску «Роспечати», обошёл его вокруг. По оставленным следам Георгий Васильевич предположил, что человек, оставивший ребристые следы обуви, справил маленькую нужду, потом наискось, держась правого направления, перешёл через парковую зону, на противоположную сторону улицы. Начинало светать, теперь уже без фонарика можно было кое-как различать следы на снегу. Простучали первые трамваи, встретились Георгию Васильевичу первые пешеходы, спешащие на трамвай. Город просыпался.
 Теперь след, пройдя переулком, свернул на улицу Денисова с частным сектором домов и шёл по середине проезжей части этой улицы, всё дальше и дальше от центра города. Георгий Васильевич, взглянул на часы, было уже половина седьмого. К восьми часам надо быть у начальника райотдела, представлять собранные, наработанные материалы за дежурные сутки. След всё также одиноко брёл по улице Денисова, и вёл за собой уставшего милиционера – подполковника, только в гражданской одежде.  Вот след, наконец-то, свернул влево по тропинке к частному деревянному домику с почерневшим ветхим тесовым и невысоким заборчиком. Георгий Васильевич подошёл к калитке. Дверь в сенцах домика скрипнула, из сенцев вышла потихоньку, медленно передвигая ноги, старушка. В чём была одета старушка, Георгий Васильевич не обратил внимание.
- Здравствуйте, бабушка! – окликнул через заборчик старушку оперуполномоченный.
- Здравствуйте! - ответила старушка.
- Бабушка! А кто это к вам сейчас, утром пришёл? – свободным голосом, уставшим молчать, спросил сыщик.
- Где?
- Да вот следы… Свежие! После снежка полуночного… и прямо к вашей калитке!
- А-а! Это внук пришёл.. под утро, - поведала хозяйка дома, - недавно только освободился, а дома ему не сидится, шарится по ночам… с друзьями.
- Можно к вам войти? – спросил Георгий Васильевич и объяснил старушке, - я из милиции, пришёл по следу вашего внука.
- Можно! А чего ж нельзя? Проходите! – старушка, слышно было, как отодвинула запор.
Нуждов вошёл в калитку.
- И что это ему по ночам не спится, вашему внуку? Чем занимается?
- А Бог его знает, сыночек! Я ж уже старенькая, усмотреть за ним не могу.
- А сейчас что делает  ваш внучек?
- Спит. А что ему делать! - отвечала, не спеша, спокойным голосом старушка, - проспится до обеда, поест и уйдёт к своим дружкам. И опять до утра! Глядишь, под утро заявится!
- А к нему можно зайти? Разбудить его? – спросил Нуждов, грешным делом подумав, - «А вдруг не спит её внучок, всё слышит, как они с бабушкой разговаривают, да ещё как сквозанёт в окно, вот тогда и ищи-свищи его, словно ветра в поле! Нет, надо быстрее входить в дом». Нуждов вошёл в дом, бабушка за ним.
- Дальше?
- Проходите, проходите!
Георгий Васильевич перешагнул через порог, в чистую горницу. У двери справа на кровати, в чисто белой постели, укрывшись покрывалом в белом пододеяльнике, спал лицом к стене молодой паренёк, лет двадцати.
- Как его зовут?- спросил Нуждов, подходя к кровати.
- Максим, - ответила старушка, наступая на блестящий, золотистого цвета порог.
- Максим вставай! – окликнул паренька Георгий Васильевич, - уголовный розыск за тобой пришёл.
Паренёк повернулся к оперуполномоченному, посмотрев прищуренными спросонок глазами, немного полежав, поразмыслив, откинул одеяло, молча стал одеваться.
- Документы с собой возьми! Что там у тебя есть? Паспорт, справка об освобождении? – предупредил паренька Георгий Васильевич, на учёт-то ещё не встал?
- Нет! - Ответил равнодушным голосом паренёк.
Когда Максим надел куртку и шапку и сказал, что он готов, Нуждов одел ему на  запястье правой руки один браслет от наручников, второй себе на запястье левой руки.
-Так надёжнее будет!

 Георгий Васильевич объяснил старушке, что он является старшим оперуполномоченным уголовного розыска и повезёт её внука в милицию  разбираться - где он был этой ночью.
Старушка ничего говорить не стала, ей и так всё было понятно, что зря милиция не приходит, да ещё утром рано. Попрощавшись с хозяйкой дома, Георгий Васильевич и, пристёгнутый к нему наручниками, молодой человек вышли из дому, дошли до трамвайной остановки, вошли в трамвай, когда он со скрежетом остановился перед ними. В трамвае Георгий Васильевич кондуктору показал своё служебное удостоверение. Внимательная кондуктор, посмотрев на наручники, связывавшие двух мужчин, пожилого и молодого, всё, поняв, ничего не сказала, а  пошла дальше по салону обилечивать, вошедших в трамвай, пассажиров.
Георгий Васильевич взглянул на часы, было уже восемь часов утра.

Ответственный по райотделу, начальник штаба подполковник милиции Змейка Геннадий Васильевич залетел в дежурную часть:
- Нуждова не было? Этот ох….ший, зарвавшийся, подполковник, как он меня достал! Уже пора идти к начальнику на планёрку, а его нет!
Начальник штаба посмотрел на часы. Открыл свою папку с оперативной сводкой за сутки захлопнул её, - всё, я пошёл к начальнику, нет больше моих сил ждать этого ох….шего подполковника!
Змейка выскочил из дежурной части и быстрыми шагами направился к лестнице, ведущей на второй этаж.
Дверь в фойе открылась, вошёл Нуждов, ведя за собой задержанного.
- Что уже все ушли на планёрку? –спросил Нуждов помощника дежурного.
- Васильич! Наконец-то! Давай быстрее на планёрку к начальнику, здесь прибегал Змейка, орал: «где этот ох…ший подполковник! Нужно дежурство сдавать, а его нет!» – встретил старшего оперуполномоченного Нуждова помощник дежурного.
-Так и сказал: «ох-евший»? – устало спросил Нуждов.
- Так и сказал!
- Ладно! Я побежал на планёрку. Нуждов забежал сначала на третий этаж в первопопавшийся кабинет оперов уголовного розыска, на ходу доставая ключи от наручников:
- Парни пусть посидит у вас Максим, мне надо срочно к начальнику на планёрку. После планёрки заберу, обязательно.
- Пусть посидит!
- Садись - вон на стул и жди меня! – приказал доставленному  пареньку Георгий Васильевич.
Нуждов быстро выскочил из кабинета, где остался задержанный, открыл ключом свой кабинет, скинул на, стоящие вдоль стены, стулья куртку, шапку, собрал в папку отказные и другие материалы, поспешил к кабинету начальника на второй этаж.
- Разрешите? – пот ручьём бежал со лба Георгия Васильевича.
В кабинете по обе стороны длинного стола, во главе, с торца которого, восседал сам полковник - начальник районного отдела, сидели две группы сотрудников, представители всех служб и подразделений, сдающих прошедшую смену и вновь заступающих, во главе с ответственными на сутки по райотделу.
- Проходите, присаживайтесь – ответил начальник райотдела, развернув что-то под столом, закинул в рот и стал жевать. Георгий Васильевич, частенько замечал на совещаниях и планёрках, как начальник райотдела разворачивал шоколадные конфеты, быстро бросал их в рот, чтобы никто не видел, и жевал. Прожевавши и проглотивши конфету, полковник произнёс:
- Вот следователь - молодец! Такая молодая, только начала работать, а уже раскрыла два преступления и возбудила за сутки два уголовных дела. Геннадий Васильевич! – обратился полковник к начальнику штаба, - напишите на следователя представление на поощрение. Как её фамилия, кстати?
- Краснова, - ответил начальник штаба, - есть, написать представление на следователя Краснову!
- А вы где были, Георгий Васильевич, почему опоздали на планёрку?
- Работал! Товарищ полковник! – Нуждов привстал со стула, - собака след не взяла, так я шёл по следу.
- И что?
- Задержал молодого человека, привёл, сейчас будем работать с ним.
- Напишите объяснение, по факту вашего опоздания ко мне на планёрку!
- Есть! Написать объяснение! Кому передать?
- Мне лично!
- Есть! Вам лично передать объяснение.
Разобравшись по всем зарегистрированным криминальным сообщениям и поступившим заявлениям, начальник закончил планёрку.
- Встать! Ровняйсь! Смирно! Левая колона - на право! Правая - на лево! На охрану общественного порядка, жизни и здоровья граждан, собственности шагом марш!- скомандовал начальник райотдела.
Милиционеры по одному вышли из кабинета.
Георгий Васильевич вышел из кабинета, подошёл к дежурному оперу сменившему его, Селиванову.
- Володь! Слышал на планёрке - ночью грабёж был? У парня и из села, из Усть-Калманки, может твой земляк. Ты, кажется, тоже из Усть-Калманки?
- Нет! Я из Шипуновского района.
- Ну, не важно - из какого ты района, главное, что ты - деревенский. Да, ещё грабежи – это же твоя линия работы. Ты за них отвечаешь. За этим грабежом, глядишь, и другие раскроются, если заниматься будешь! В общем, предположительно, трое неизвестных сняли куртку, шапку, цепь золотую с парня! Я, выехав на место преступления, пошёл по следу. Следы привели на Гору, на улицу Денисова. К домику, подхожу, а там бабушка из дома выходит. Я у неё спрашиваю – бабушка, кто пришёл? Бабушка говорит - внучек только что пришёл, вот я его и доставил в отдел… Можешь с этим парнем позаниматься? Я тебе его сейчас приведу. А то мне начальник сказал, чтобы я объяснительную написал, объяснил своё опоздание на планёрку… Фу, ты! Чёрт! Что я объясняю тебе, ты же сам там был, и всё видел, пойду приведу.
- Веди! Будем заниматься, куда ж тебя денешь? И иди, пиши свою объяснительную.
- Хорошо, сейчас приведу!
Нуждов поспешил по коридору, заскочил в кабинет, где сидел его доставленный.
-  Сидишь? - увидев доставленного им паренька, тихонько сидящего на стуле, - спросил Георгий Васильевич, - пошли со мной! И операм - хозяевам кабинета: Спасибо парни, что выручили! Селиван будет им заниматься, он же сегодня дежурный, к тому ж - его линия работы.
- Заходи в кабинет! – скомандовал Нуждов  доставленному им пареньку-Максиму, - здесь сидит оперуполномоченный Селиванов Владимир Ильич. Прошу любить и жаловать! А это у нас Максим, как фамилия?
- Даниленко, - ответил паренёк.
- Короче, присаживайся на стульчик! Садить пока тебя мы не будем, если всё, как есть на духу, расскажешь Владимиру Ильичу о том, где и с кем провёл ночь, откуда утром пришёл, а я побегу. У меня ещё есть другие дела. Максим! Вы поняли меня?
- Понял! Только обидно, я же вот только три дня как освободился…
- За что сидел?
- За грабёж.
- Что поделаешь, раз твоя жизнь такая? Ты, наверное, когда освободился, выходил за ворота, думал: Ну, всё! Теперь меня менты больше за решётку не посадят.  Я теперь ума набрался! Сколько ты там отсидел?
- Три года.
- Три года ты слушал, как другие в камерах рассказывали сказки, как они ментов вокруг носа обводили, а ты им верил. Учился у них. Да?  И вот опять попался, плохо тебя там учили, - говорил Георгий Васильевич. Сколько ниточка не вейся, конец будет! Есть такая в народе поговорка, слышал?
- Слышал - ответил Максим, так что же мне делать?
- Правду всю рассказывать, похищенные вещи возвращать потерпевшему, - объяснил Георгий Васильевич, - ну ладно, вы здесь оставайтесь, а я пойду другими делами заниматься. Я вижу, Максим, ты не глупый парень и всё ясно и прекрасно понимаешь, что отпираться бесполезно. Правильно Максим?
-Да!
 
Прошло несколько лет. Нуждова Георгия Васильевича попросили идти на пенсию. Сам начальник управления уголовного розыска, молодой подполковник, был не в духе. Кричал на всех за то, что бумага ещё в министерство не отправлена, а срок отправки подошёл: Я вас всех разгоню! И надо было, Георгию Васильевичу попасться в этот момент на глазаначальнику:
- А ты что на пенсию не идешь, Нуждов?
- Когда надо будет, тогда и пойду! - Ответил подполковник Нуждов молодому начальнику  управления УР, недавно приехавшему из академии.
И вот приносит кадровик уведомление старшему оперуполномоченному управления уголовного розыска Нуждову, что должность его, на которой он тогда работал, сокращается и предложили пройти медицинскую комиссию. Стал Георгий Васильевич проходить медицинскую комиссию, а там целый букет болезней.
- Работать на должности оперуполномоченного уголовного розыска вам здоровье не позволяет, идите на пенсию, отдыхайте, там для вас новая жизнь начнётся, - сказала ему на прощание красивая молодая инспектор отдела кадров.
Нет, провожать Георгия Васильевича на пенсию всем коллективом не провожали, складываться не складывались; памятных подарков, грамот не дарили.  Хотя у нас давно заведено собирать с подчинённых деньги на приобретение памятных подарков начальникам отделов при переводе их на повышение, ведь чем чёрт не шутит, земля круглая, а вдруг придётся ещё под его начальством работать, или уходящим на пенсию, вот и дарят уходящим начальникам подарки. Георгию Васильевичу подарки не дарили. Зачем? Рядовой работник уголовного розыска, ну и что, что у него большие звёзды на погонах? Ну и что, что он отдал органам внутренних дел более двадцати пяти лет своей единственной жизни?
У кого голова болит о подчинённых, о воспитании молодёжи? Это раньше, коммунисты занимались воспитанием, сейчас этим у нас в стране не занимаются. Как хочешь, так и живи! Хочешь работать - работай, не хочешь – тебя никто не держит. Человек человеку волком стал.
Георгий Васильевич молча сдал дела начальнику, подписал обходной лист, и вот он уже пенсионер, он выброшен за борт своими коллегами, как ненужный груз. Чем заниматься на пенсии в сорок пять лет? Ведь с ума сойти можно!

Георгий Васильевич пошёл к своему другу детства - Петьке Полищуку. Любил Петька в детстве читать запоем фантастику, романтиком был, и приврать, насочинять имел некоторый талант. Петька из-за своей романтики отсидел по малолетке три года за групповой грабёж, когда освободился, то стал работать сварщиком. Всю жизнь работал Петька сварщиком, но книги фантастические читать не бросал. Здесь началась перестройка.
Петька окончил месячные курсы массажиста, начитался медицинских книг и стал потихоньку людей лечить, где массажем, где травами, где добрым словом. Получаться у Петьки Полищука стало, денежки появились,  оброс связями, не только в криминальном мире, даже большие начальники УВД, в администрации города, области стали с ним за ручку здороваться. Должность у Полищука появилась, стал заместителем директора какого-то крупного общества с ограниченной ответственностью. Оклад хороший стал получать, да ещё и на лечении людей немалые деньги подрабатывал.
И вот решил Георгий Васильевич пойти к другу детства Петьке, чтобы помог устроиться куда-нибудь на работу.
- Я переговорю с мужиками,  – пообещал Полищук, должны взять. Я слышал, что они ищут себе начальника службы безопасности.
-_Хорошо! Я буду ждать результатов, - обрадовался Георгий Васильевич, хотя веры  этому другу в душе никакой не ощущал.
- В общем, встретимся где-то  через недельку, - сказал Петька, ну и  так, если что,  позванивай.
-Всё! Договорились.
Георгий Васильевич звонил несколько раз Петьке, тот отвечал: Мужики в командировке, в Москве, важные дела решают, как приедут, так переговорю.
И вот, наконец, Петька нарисовался в гости к Георгию Васильевичу сам. Георгий Васильевич, организовал стол, встретил друга, как полагается. Выпили стопку, две, закусили по русскому обычаю.
- Петь! Что там у тебя насчёт работы? Помнишь, ты мне обещал? – завёл разговор Георгий Васильевич.
- Разговаривал я с хозяином фирмы, рассказывал, как ты работал ответственно, как даже один раз собака след не взяла, а ты взял след, четыре часа ночью шёл по следу, в мороз и холод, один, но задержал преступника, - Петя прыснул и засмеялся, - собака не взяла след, а ты взял.
- А ты откуда знаешь этот случай? - спросил Георгий Васильевич.
- Так его же, этот случай, весь город знает.
- Да ну?
- Правда!
- А тебе кто рассказывал, этот случай?
- Да я уже и не помню. Это ж было давно. Кто-то из ваших ментов, где-то выпивали с вашим руководством…. Вот, по-моему, они и рассказывали.
- Ну, а  что, насчёт работы-то скажешь?
- Закрывается фирма, Васильич, лесу не стало, лес в частные руки отдали деревообрабатывающему комбинату, вот фирма и закрылась. Так что с работой пока туговато. Ну, я думаю, что без работы не останешься.
- Да нет, конечно, найду я себе работу. Давай лучше ещё выпьем по стопочке за наше здоровье. Будем здоровы - будет и работа!
-Давай!
 

Одежда для больших собак

Переходов: 0 | Добавил: ciper | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Полиция, менты, истории, Байки, рассказы, милиция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Загрузка файлов
В Вашей коллекции есть песня, которой нет на нашем сайте, и Вы хотите поделиться ею с нашими посетителями? Загрузите ее, воспользовавшись следующей формой.

Скачать архив
Поиск
Авторские права
Все размещенные на сайте материалы скачаны из открытых источников в Интернете или предоставлены посетителями. В случае нарушения авторских прав, просьба сообщить об этом администрации
Все сюда!
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
регистрация сайта в каталогах, регистрация сайта в поисковых системах

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0