Милицейский портал Песни о милиции Исполнители Ментовские байки Библиотека Полиция других стран Криминал
Песни ментов
Наши спонсоры
Реклама на сайте
Ментовские байки, истории, рассказы

Милицейский Портал » Ментовские байки » Проза » Николай Крыж

Николай Крыж. Эксгумация

31.01.2014, 13:35
Оперуполномоченный отдела уголовного розыска Затонского РОВД Николай Иванов заступил на сутки дежурным по уголовному розыску. Это был так называемый период борьбы в СССР с алкоголизмом пьянством и самогоноварением, провозглашённый М.С. Горбачёвым. Ознакомившись со сводкой, Иванов вышел на улицу покурить. Каждое утро он приходил в дежурную часть, изучал сводки, полученные ориентировки, журналы доставленных и задержанных, имеющиеся в дежурной части картотеки, поэтому он знал всю оперативную обстановку в городе. Иванова перевели в уголовный розыск из инспекции по делам несовершеннолетних, потому что раскрытых им преступлений было больше чем у некоторых хороших сыщиков. На оперативном участке с населением в двадцать тысяч человек,обслуживаемом оперуполномоченным уголовного розыска Ивановым за прошлый год оставались нераскрытыми двадцать преступлений - в основном, кражи денег или имущества на небольшие суммы. Иванову порой на ум приходили мысли, что скоро милиция советской стране не нужна будет.В течение последних дежурных суток ни одного криминального происшествия зарегистрировано не было.Оказывается, можно избавиться от преступности!   
День был майский - солнечный. Город сиял в лучах яркого солнца. От тополей исходил характерный запах, который пьянил жителей города.
Иванов услышал голос старшего оперативного дежурного Купреева, который доносился в открытую форточку из помещения дежурной части:
- Иванов! Коля-Тихоход! Зайди в дежурку, работа для тебя есть!
У Купреева для каждого сотрудника отдела было своё особое прозвище. Любил Купреев присваивать свои ярлыки и посмеяться, так безобидно, по-дружески поржать над кем-нибудь из коллег. Иванова он называл Коля-Тихоход, за то, что он, по своему характеру был степенным, работал, как казалось для посторонних, не спеша, вникал в суть дела, находил в запутанном клубке ниточку и медленно, чтобы не порвать её и не потерять , начинал  осторожно раскручивать. Купреев говорил: «Если Коля-Тихоход возьмётся  за дело, то обязательно его раскрутит».
Иванов зашёл в дежурную часть.
- Бери дежурку! Езжай в областную больницу, позвонили граждане - из морга исчез труп их дедушки. В общем, езжай и разбирайся на месте. Коля-Тихоход! Ха! Ха! Ха! – заржал, как жеребец, Купреев.
   Иванову, конечно, не нравилось это прозвище «Тихоход», но не будешь же в драку кидаться, да и возраст то уже не мальчика, это маленькие на все прозвища обижаются.
   Иванов взял папку с бумагами, вышел из отдела, через минут пятнадцать был уже во дворе больницы. Возле морга дежурную группу ждал «жигулёнок» новой модели ВАЗ-21011, когда дежурный УАЗ остановился, из Жигулей вышли два паренька, один - повыше, с русыми волосами, другой, который моложе – пониже ростом, с тёмными волосами.
- Что случилось? – спокойным, но твёрдым голосом спросил Иванов, с видом, что сейчас всё решим, подошедших к нему, немного возбуждённых, пареньков.
- Приехали забрать из морга нашего дедушку, а трупа нет. Куда исчез труп дедушки, никто не знает, - начали наперебой, выражая некоторое возмущение интонацией, рассказывать парни, - Он здесь лежал, то есть лечился в больнице и умер. Из палаты, говорит заведующая терапевтическим отделением, труп отвезли в морг, а в морге его нет! Все родственники уже собрались, ждут, когда привезём, а везти некого!
- Ладно! Разберёмся! Как его данные?- спросил Иванов и подумал: Да! Эти своего добьются, ни перед чем не остановятся, чтобы найти  своего дедушку живым или мёртвым.
- Самсонов Иван Федорович! – сказал тот, что повыше.
- Возраст-то у него был... какой?
- Семьдесят девять лет, – ответил русоволосый, заглядывая в блокнот, как учитель в тетрадь своего ученика, пишущего под диктовку.
- В декабре, если бы дожил, было бы восемьдесят, - добавил второй и немного с гордостью, - он у нас всю войну прошёл!
- Понятно! Для начала напишите заявление и объяснение. Как напишите, отдадите водителю, я пойду к заведующему моргом. Саша! – обратился Иванов к милиционеру-водителю,сидевшему на своём положенном месте - Примешь бумаги, посмотришь, чтобы всё правильно было оформлено!
Иванов нашел заведующего моргом в своём кабинете, он сидел за столом, в белом накрахмаленном халате.
- Оперуполномоченный уголовного розыска Затонского РОВД,лейтенант милиции, Иванов Николай Геннадьевич! - представился Иванов, - я приехал по факту утраты трупа Самсонова.
- Котенёв Владимир Николаевич, заведующий моргом при областной больнице, - также представился доктор, при этом встал и протянул через стол руку Иванову. Доктор был худощавого телосложения, красавец мужчина с голубыми глазами,сединой на висках, но на его сухом лице: на щеках, под глазами была едва заметная  отёчность, которая выдавала нездоровую страсть доктора к спиртному, в связи с этим заметной была на его лице некоторая нервозность. Заведующего моргом слегка потряхивало, - Понимаете! Здесь такая ситуация получилась, - начал объяснять Котенёв, - позавчера у нас в морге было два покойника – Силантьев и Самсонов, обоих из терапевтического отделения доставили. Вчера утром приехала забирать труп Силантьева его дочь. Наш дежурный морга одел покойника как положено, уложил в гроб, погрузили в машину, и они уехали. А сегодня утром приехали за Самсоновым, так как покойный был из сельского района. Пока сообщили в район родственникам... в общем, в морге оставался только один труп, этот труп должен был быть, как я соображаю, Самсонова, вот родственники приехали и утверждают, что это не их дедушка, что это не Самсонов! Тогда остаётся предполагать, что это трп Силантьева. Ну, а если не Силантьева, то тогда я не знаю... Сейчас пригласим медсестру из терапевтического отделения, она придет и скажет, кто из покойников остался в морге.
    В это время вошла девушка в белом, просвечивающемся халатике. Иванов определил по виду, что это и есть медсестра терапевтического отделения.
- Да! Это труп Силантьева, - начала слегка взволнованным голосом медсестра,- он у нас лежал  в восьмой палате, был нормальным, я с ним разговаривала, он проживал один, рассказывал, что дочь окончила институт, работает  врачом где-то на Дальнем востоке, лет пятнадцать – двадцать не наведывала отца. Силантьев ей отправлял телеграмму, в которой сообщал, что заболел, чтобы приехала. А скончался совсем неожиданно, сидел после завтрака, разговаривал с мужиками, потом резко упал, видимо тромб оторвался. Вот такая смерть, скоропостижная!
- Вот она и приехала, забрала покойника, да не того, видать! Наш дежурный понадеялся, что дочь знает тело своего отца, - включился в разговор заведующий морга.   
- Адресок подскажите, где жил Силантьев, - попросил Иванов.
- Сейчас, вот история болезни его... здесь у меня,- Котенёв достал из стола дело, с обложки зачитал данные,- Силантьев Михаил Иванович, возраст 60 лет, проживал по проспекту Комсомола, дом 65, квартира 17. Диагноз согласно акта вскрытия:тромбоз венечной артерии.
Записав адрес, Иванов вышел на улицу. Когда иванов сел вмашину, водитель подал ему листки бумаги с заявлением и объяснениями. Иванов просмотрел написанное, перекладывая один листок за другим. Заявители обступили оперуполномоченного, - А, нам теперь что делать, куда ехать?
- Езжайте в Затонский РОВД, - немного призадумавшись ответил Иванов,- и там ждите меня! Куда ехать знаете?
- Да! Под горой... улица Водников!
- Правильно, в затоне! Я через некоторое время буду в РОВД, там встретимся! Заводи, Сань,поехали  в Ленинский район города!- сказал Иванов водителю, сидевшему за рулём и безаботно пускавшему сигаретный дым в приоткрытый ветровик.
  Когда Иванов позвонил в семнадцатую квартиру, никто не отзывался. Из соседней квартиры приоткрылась дверь, из-за которой появилась старушка, - Вы к Силантьевым? А Михаила Ивановича вчера схоронили, -видя, что её внимательно слушают и не перебивают, старушка продолжала рассказывать, - приехала дочь Михаила Ивановича, Светлана, то ли из Хабаровска, то ли ещё, может быть, откуда - точно не знаю. Милочек,  зря врать не буду, она у него одна. Вчера утром Светка отца своего из морга привезла, мы - все бабки из соседних домов пришли проститься с соседом, такой солидный был мужчина - этот покойный, Михаил Иванович, а я то, в гроб–то, как глянула, да и не признала что-то его, так измени-и-лся! Надо же, так изменился, так изменился! Если бы вы видели... как он изменился! Мы испугались, мне даже плохо стало, и Светка потом глянула и тоже испугалась, и с ей плохо стало. Давай мы плакать да причитать, наревелись... Кто-то сказал, нужно быстрей везти закапывать. Вчера в обед и увезли... на новое кладбище, в бору, там и закопали, то есть похоронили. Как он изменился, ну прям, ты знаешь,  - как кощей бессмертный стал! Я сегодня как вспомню, так мне плохо становится, наверное, давление повышается... А, Светка, она сейчас должна подойти, в магазин вышла, наверное, если бы не эта трехкомнатная квартира, скажу вам по секрету - я так думаю, это мои мысли, она бы и не приехала хоронить своего родного отца. Так он ей нужен был,что за двадцать лет ни разу не созволила отца своего родного попроведовать. Вот молодёжь - то пошла,  какая! Это ж надо, дожили до какой жизни! Господи, прости ты душу мою грешную!- старушка перекрестилась, - не сказал бы, так скажешь...
  - Бабушка, а можно от вас объяснение взять? – обратился к старушке Иванов.
- А это ещё что такое и для чего оно нужно? – не поняла старушка.
- Ну, объяснение…   Как вам объяснить? Я запишу на бумагу то, что вы сейчас мне рассказали, а вы распишитесь. – Постарался, как мог понятнее, объяснить Иванов.
- Это можно! – согласилась собеседница, - только чтобы меня больше никуда не вызывали, я никуда не пойду! Нет,нет,нет... даже,даже... .
- Пройти к вам в квартиру можно? – снова ласково, доброжелательно глядя в глаза собеседнице, спросил Иванов. Он часто вспоминал в такие моменты, как однажды, работая по квартирной краже, попросился пройти в квартиру, чтобы переговорить или объянение взять, но его не впустила  женщина, в последний момент, взглянув оперу в глаза, и испугавшись его взгляда, захлопнула перед его носом дверь. Тогда Иванов был уставший и злой, психологически не настроил себя во время разговора с женщиной, взглянул ей в глаза не тем взглядом, каким должен был глядеть сотрудник милиции, не сменил маску своего лица, со злой маски на добренькую. И был результат отрицательный.
- Ну, конечно же! И, что ж это я - дура старая, держу человека в дверях, в квартиру не приглашаю! Проходите, хоть вот за стол на кухне, хоть в зал на диван… Где вам удобно будет, там и присаживайтесь!
Иванов снял туфли, прошёл, сел на диван, развернув папку, достал чистые листы бумаги и стал писать.
Когда объяснение было написано, свидетельница расписалась, Иванов поблагодарил старушку и вышел на площадку, нажал на кнопку звонка семнадцатой квартиры. Дверь ему открыла женщина с круглым белым лицом в очках, лет сорока  или  сорока пяти, немного полноватая.
- Здравствуйте! Вы Светлана Михайловна?
- Да! Что вы хотите? - ответила на вопрос Иванова женщина, в глазах которой, действительно, был вопрос.
- Дело в том, что я из уголовного розыска, к нам в милицию поступило заявление, что из морга областной больницы похищен труп мужчины Самсонова
- А, я причём тут? Я вчера только схоронила своего отца!- давя на психику словами о случившемся её горе,не отступала женщина.
- Да! Я в курсе. Но у нас есть некоторые сомнение, Я думаю, что вы схоронили тело не вашего отца,- соблюдая чувство такта, высказал своё предположение Николай Геннадьевич.
- Кого же я схоронила?
- Вы схоронили Самсонова, а труп вашего покойного отца, Силантьева Михаила Ивановича находится в морге!
- С чего это вы решили?
- С того, что у нас есть:  во-первых, заявление родственников покойного Самсонова, что труп их  умершего дедушки исчез из морга при неизвестных обстоятельствах.Как я сейчас предполагаю, вы по своей халатности захоронили вместо трупа вашего отца труп Самсонова. Во–вторых, у меня есть объяснение соседки, что труп вашего покойного батюшки за несколько дней лечения в больнице, так изменился, что все  люди, знавшие его при жизни и пришедшие проводить его в последний путь, были так напуганы этими физиологическими изменениями, что напугали и вас, что вы сразу же поспешили повезти труп на кладбище и быстренько закопать!
- Что вы такое говорите?! Я на вас буду жаловаться!-начала кричать женщина.
- Вы успокойтесь, не волнуйтесь! – начал успокаивать женщину Иванов, зная, что женщины в волнительном состоянии способны на многое, и тем более незнакомые. Кто их знает на что они способны?
- Я на вас буду жаловаться! Вы сначала докажите! - начала угрожать,не только словами, но и всем своим видом Светлана Михайловна. Лицо её изменило цвет с бледного на розово-красный, глаза расширились и стали круглыми, казалось, ещё немного и они вылезут из орбит.
- Докажем, докажем! Светлана Михайловна! - также спойно, но уже с некоторой настойчивостью повторял оперуполномоченный.
- Как вы докажите? - капельки слюны со звуками вылетали изо рта женщины.
- Вы слышали такое слово: экс-гу-ма-ци-я? - стараясь по слогам, чтобы было понятно произнёс оперуполномоченный.
- Да, слышала! - голос Светланы Михайловны осёкся, словно её кто-то чем-то слегка стукнул.
- Так вот! Мы с вами поедем на кладбище и в присутствии понятых откопаем тот труп, который вы захоронили. Вот и всё доказательство!- чувствуя, что уже до победы осталось немного, разъяснял Николай Геннадьевич.
- Не может быть!- голос женщины почти перешёл на шёпот.
- Может, всё может быть! Уважаемая Светлана Михайловна! Вы мне лучше объясните, как вы вместо своего отца взяли чужой труп?
Женщина сняла очки и заплакала: - Я сама не знаю, в морге было темно!
-Да, вы, наверное, даже и не взглянули на своего покойного отца! Вам без разницы было чей труп забирать из морга и хоронить... Как так? Вы! Пожилая женщина,я не знаю есть ли у вас дети, а такое сотворили, что уму не постижимо!  - Иванов перешёл в наступление.
 Женщина продолжала плакать, рыдать горькими слезами:  Я сама не знаю, давно не видела его, думала, что и в правду сильно так изменился!
Иванов прошёл на кухню, набрал из крана в кружку, висевшую над раковиной, холодной воды и подал женщине:
-Попейте! У меня есть и таблетки успокаивающие… - Николай Геннадьевич достал из кармана желтенькие таблетки валерьянки, которые постоянно носил с собой.
- Успокоительные? – спросила Светлана Михайловна.
- Да! Валерьянка в таблетках.
- Нет! Спасибо, у меня свои есть,- она прошла к столу в зале взяла сумочку, достала таблетки (Николай Геннадьевич успел одним глазом посмотреть, что за таблетки, а то всякое может быть), положила одну таблетку в рот и запила из кружки водой, принесённой Ивановым.
-Слезами горю не поможешь! Сейчас мы с вами поедем в прокуратуру, возьмём санкцию у прокурора на эксгумацию трупа, который вы захоронили, и поедем на кладбище. - немного подумав, Николай Геннадьевич посоветовал, -Да! Прихватите с собой паспорт, на всякий случай.
Женщина открыла свою сумочку, достала паспорт, открыла его и снова положила в сумочку.
Когда Светлана Михайловна умыла лицо, привела себя в порядок, они вышли из квартиры, сели в УАЗ и поехали в прокуратуру. Дежурный следователь прокуратуры находился у себя в кабинете.
- Я уже в курсе твоего дела! – Когда Иванов переступил порог кабинета, следователь прокуратуры Аубакиров встретил его словами, - Мне оперативный дежурный Купреев уже доложил! Потерпевших мне прислал, я уже с ними побеседовал, с прокурором района все вопросы решил по эксгумации. Следователь прокуратуры показал с довольным собою видом постановление, в правом верхнем углу стояла роспись прокурора района,  заверенная печатью. - Позвонил заведующему моргом, они прямо на кладбище привезут труп Силантьева. Да, самое главное, чуть не забыл! Дежурный должен нам дать административно–задержанных, пару человек... Я думаю, достаточно будет?
- Зачем?
- Во-первых, нам нужны понятые. Во-вторых, раскапывать могилу и доставать гроб с покойником кто будет?
- Да! Точно! И что ж это я сразу не сообразил,- как ученик у доски,смутился оперуполномоченный.
- Тогда поехали! – Аубакиров положил постановление в кожаную папку, не спеша сложил и закрыл её на кнопочную защёлку.
 Когда машина подъехала к зданию РОВД, пятнадцатисуточники дометали прилегающую к отделу асфальтированную площадку.
- Лопаты берите и садитесь в подсадку, сейчас поедем на спецзадание! - скомандовал помощник дежурного,немолодой уже старшина милиции,с жёлтыми вдоль погона широкими старшинскими полосками.
Дежурный водитель открыл заднюю дверь в подсадку, административно–арестованные с помятыми физиономиями, молча сели на боковые сиденья УАЗа.
Через полчаса группа прибыла в сосновый бор, в котором располагалось городское кладбище, к месту захоронения. Когда все вышли из машин, следователь прокуратуры зачитал постановление, внёс данные понятых и присутствующих.
- Приступайте! – скомандовал Аубакиров и отошёл подальше в тень, прячась от палящих лучей солнца. Административные арестованные начали быстро работать лопатами. Песок жёлтый боровой был влажным и хорошо брался на штыки лопат. Кругом росли сосны, они издавали характерный запах смолы, которым и был наполнен кладбищенский воздух. По соснам периодически лазили спокойные белки, с рыжими подпалинами на боках и сизыми пушистыми хвостами, не соображая, что делают люди, чем они занимаются. А люди хоть и соображали, но были заняты своими делами и  не обращали внимания на обитателей бора.
Через некоторое время копщики достали из могилы гроб, поставили рядом с другим гробом, в котором лежал труп плотного пожилого мужчины, вскрыли крышку. В извлечённом из могилы гробу, лежал сухонький труп старичка с глубоко впалыми глазницами.
- Вот наш дедушка! – толи от радости, толи от горя произнёс высокий молодой паренёк.
- Как ты, дура, могла перепутать своего отца с нашим дедушкой?- влез в разговор второй  паренёк, - у нас вся родня собралась, нас ждут. Парень замахнулся на женщину рукой, но Иванов стал между ними. Парень опустил руку. Один из копщиков сказал: Ваш дедушка счастливый, его даже отпивать и хоронить будут второй раз. Женщина стояла, скобно склонив голову, и не глядела ни на кого. За всю дорогу и, находясь, на кладбище дочь покойного Силантьева не вымолвила ни одного слова.
Тем временем заведующий моргом ловко поменял одежду на трупах.Котенёв работал со знанием дела, исправляя свою вину и вину своих подчинённых.
    Парни быстро загрузили труп своего дедушки с гробом в кузов машины и уехали. Копщики опустили гроб с трупом Силантьева в могилу, закопали, как положено, поставили деревянный крест.
    На этом весь инцидент с пропажей трупа был исчерпан. Иванов возвратился в райотдел только к вечеру. Ему ещё предстояло работать до утра по другим заявлениям граждан.

Переходов: 0 | Добавил: ciper | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Полиция, менты, истории, Байки, рассказы, милиция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Загрузка файлов
В Вашей коллекции есть песня, которой нет на нашем сайте, и Вы хотите поделиться ею с нашими посетителями? Загрузите ее, воспользовавшись следующей формой.

Скачать архив
Поиск
Авторские права
Все размещенные на сайте материалы скачаны из открытых источников в Интернете или предоставлены посетителями. В случае нарушения авторских прав, просьба сообщить об этом администрации
Все сюда!
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
регистрация сайта в каталогах, регистрация сайта в поисковых системах

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0