Милицейский портал Песни о милиции Исполнители Ментовские байки Библиотека Полиция других стран Криминал
Песни ментов
Наши спонсоры
Реклама на сайте
Ментовские байки, истории, рассказы

Милицейский Портал » Ментовские байки » Проза » Михаил Глебов

Михаил Глебов. Ксюха - Экскаватор. Записки наркоманского опера

30.01.2014, 17:37
- Ну, чего сегодня делать будем? Точнее, кого? – вопрос Иваныч задал искусственно бодрым голосом, ни к кому конкретно не обращаясь. Собственно, выбор собеседников у него был невелик: я и Вова Балка – местный наркоман, сотрудничавший с нами. Надо сказать, что почти все наркоманы в той или иной степени сотрудничают с операми. Все наркоманы – преступники, ежедневно они совершают преступление, приобретая и, какое-то время храня при себе наркотики. Кроме того, наркотики стоят денег, а наркоманы работать не шибко любят – им некогда. Они заняты поиском вожделенной отравы. Хотя сеть мелких торговцев наркотой сильно разрослась в последние годы, за что отдельное спасибо нашему «заботливому» правительству, специфика данного бизнеса предполагает собой закрытость. Если покупатель не знаком с барыгой лично, или не имеет веских рекомендаций – даже нечего пробовать купить зелье. Попросту никто не продаст. Да и личное знакомство с рекомендациями – не гарантия, что удастся купить «тему», как ее называют наркоманы. Барыга может быть не в настроении, ему может что-то почудиться, до него могут дойти какие-то слухи, в конце концов, покупателя может попросту оговорить другой «клиент». Поэтому, день обычного наркомана проходит в неустанном поиске «темы». Работать ему некогда и деньги они добывают, как правило, кражами, мошенничеством, посредничеством в приобретении той же отравы и иными, предусмотренными уголовным кодексом действиями. В связи с этим здравомыслящие наркоманы предпочитают с операми не ссориться, а в меру сил сотрудничать с ними. Ибо, рано или поздно любого нарка прихватят и поставят пред судейским строгим оком. Вот тут-то и пригодится ему знакомство с операми. Ведь они могут написать ходатайство судье – с перечислением заслуг данного индивида в виде номеров уголовных дел, которые были раскрыты, благодаря этому  потребителю заморского зелья. Подобные ходатайства могут неплохо скостить срок в суде, а если повезет, то вообще можно отделаться условным сроком. Но я отвлекся.
          -Ну, так кого сажать сегодня будем? – повторил Иваныч свой вопрос. Вова, сидя на продавленном диване в углу кабинета, с преувеличенным интересом разглядывал свои грязные, видавшие виды кроссовки. Я начисто игнорировал риторические вопросы своего друга, а по совместительству старшего опера и напарника.
- Глеб, чего молчишь? – Иваныч кинул в меня колпачком от шариковой ручки.
- Да иди ты, - уныло отозвался я, - у меня траур…
- Из-за Кофтика переживаешь?
- Сволочь он! Год работы – коту под хвост… – я сплюнул от досады и закурил.
Переживать было из-за чего. Почти год я разрабатывал одного из самых известных барыг на Предмостной площади: Саша Ковтун по кличке «Кофтик». Не раз сидевший за торговлю наркотиками, Кофтик был чрезвычайно осторожен. Постоянно менял схемы продаж, напрямую у него брали героин всего три человека, одного из которых удалось, наконец, завербовать. Подобраться к логову барыги тоже было непросто. Жил он на пятом этаже, в подъезде установил видеокамеры, изображения с которых транслировались ему домой. Скрытно подобраться – нечего даже думать, поэтому вход в его квартиру в момент, когда кто-либо входит или выходит, отпадал. При открытом штурме, пока будем высаживать сейфовую дверь, он успеет избавиться от всех улик. Нами был разработан и согласован с ОМОНовскими высотниками вариант входа с крыши в окна – с двух сторон дома, чтобы не оставить ни малейшего шанса на уничтожение улик. И вот после того, как все было, что называется «на мази», Кофтик имел наглость уехать в так называемую «Аллилуйю». Так наркоманы называли религиозные коммуны, занимавшиеся их лечением и реабилитацией. Какое-то время побывавшие в «Аллилуйе» действительно не кололись, но хватало их, как правило, ненадолго. По приезду домой колка возобновлялась с новой силой. Сколько Кофтик пробудет в этой «Аллилуйе» было неизвестно, так как срок пребывания там не ограничивался.
- Да ладно, может, еще приедет, - попытался утешить меня Иваныч.
- Может-может… - я закинул пухлую папку в сейф, - ладно, подождем. Все равно он на завод работать не пойдет. Только потом все заново надо будет делать.
- Здорово, земля! – в дверях нарисовался Игорь – опер городского управления, тоже работавший по наркотикам.
- Здорово, управа. Чем обязаны?
- А чего, просто так заехать к вам нельзя?
- Нельзя. Нам какого-нибудь барыгу посадить надо, а ты нас отвлекаешь от этого богоугодного занятия.
- Ну, считайте, что вам повезло. Я как раз по этому поводу.
Игорь зашел в кабинет, следом в проеме возникла потрепанная фигура проститутки Ксюхи по кличке «Экскаватор». Столь необычную кличку Оксана получила из-за того, что после употребления героина внутривенно, она впадала в некое подобие ступора, при этом ее нижняя челюсть выезжала вперед, становясь похожей на ковш экскаватора. Обменявшись быстрыми оценивающими взглядами с Вовой, Ксюха сказала всем общее «Здрассти» и скромно примостилась на краешке дивана.
- Оксана, рассказывай, у кого ты там берешь? – мы с Иванычем заинтересованно уставились на нее. Оксана недоверчиво покосилась на Вову.
- Рассказывай, он все равно до конца закупки отсюда не уйдет, и позвонить никому не сможет. Телефон проколол.
- Да тут, на Шестьдесят Лет Октября, в самом конце. Муж с женой торгуют, сами тоже наркоманы. – Ксюха говорила торопливо, захлебываясь, будто боялась, что ей не поверят.
- Успокойся, не торопись. Где на Шестьдесят Лет? Номер дома помнишь? Квартира какая?
- Да я так помню где, я вам покажу.
Мы переглянулись. Сколько наркоманам не говори, очень редко кто удосуживается глянуть на номер дома и квартиры барыги. Обычно адрес объясняют строя загадочные конструкции из пальцев и используя натужное мычание: «Нууу… этааа… вот там…» и тому подобное. Ксюха не была исключением.
- А что в бумагах-то сейчас писать будем? Что ты знаешь, куда мы поехали?
- Да в пятиэтажке они живут, на перекрестке с Мичурина! – радостно выдохнула Ксюха, довольная, что нашла ориентир.
- Ты ничего не путаешь? Точно перекресток с Мичурина?
- Ну что я, Мичурина не знаю? Я же там недалеко работаю. – возмутилась Ксюха, - Точно, Мичурина!
- Ну, тогда у нас проблема. Улица Шестьдесят лет Октября не пересекается с улицей Мичурина. Если ты не путаешь с перекрестком, то это улица Павлова, а значит, это уже Кировский район. И, если ты помнишь, нам работать на чужой земле никто благословения не давал. Торжество бюрократического идиотизма!
- Так, короче, - Игорь, мрачно глядя на Ксюху, встал. – сейчас едем, ты покажешь пальцем где этот адрес.
- Во тупая, - Вова саркастично ухмылялся на диване, - адрес запомнить не может.
- А ты что, лучше что ли?  Сам-то как адреса объясняешь…
Вова примолк, но по лицу было видно, что он остался при своем мнении.
- А если Кировская земля, что делать будете? – Вову интересовало, в первую очередь, достанутся ли ему какие-нибудь плюшки. Для этого надо, чтобы и он был задействован.
- Не переживай, будешь участвовать. Ты закупщиком пойдешь.
- Как закупщиком? А Ксюха? Да и меня барыги не знают…
- Ксюха будет посредником. Слушай меня внимательно, повторять не буду! На бумагах все будет выглядеть так: ты пришел к нам и сообщил, что девушка по имени Оксана торгует героином возле кафе «Измаил». Ты согласен произвести у нее проверочную закупку. Оформляем на тебя все бумаги, едем к кафе, ты даешь Ксюхе деньги. Она говорит: жди здесь, сейчас привезу отраву. И уезжает. Мы следим за ней и выясняем, что она, в свою очередь, приобретает наркотики еще у кого-то. То есть, является посредником, а не сбытчиком. Она привозит героин тебе, сделка заканчивается. Мы ее, якобы, задерживаем и она, в порыве раскаяния, соглашается сдать истинных барыг, после чего мы можем работать уже на чужой территории. Усек?
-Усек. А она не сядет вместе с барыгами?
- Не сядет. Во-первых, чтобы вменить ей хранение, там не хватит веса. Мы же не «пятак» будем покупать. Во-вторых, она деятельно раскаивается и своими действиями способствует изобличению истинных преступников. А значит, согласно примечанию к статье 228 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности.
- А, понял.
Приехал Игорь с Ксюхой. Все выжидательно уставились на них:
- Ну что, какой адрес?
- Адрес еще веселей, чем думали. Все на свете умудрилась перепутать. Щорса, 4! – по взгляду Игоря было понятно, какого он мнения о Ксюхином интеллекте. Ксюха же опять примостилась на диване, целомудренно глядя в пол.
- М-дя, ну хотя бы не ошиблась, что перекресток с Мичурина. Но все равно Кировская земля.
- А что, когда к кафе поедем? – Вове уже не терпелось действовать.
- Вова, я же тебе объяснил, что так наши действия выглядят только на бумаге. На самом деле мы сейчас с Ксюхой съездим на адрес, купим там героин и приедем обратно. На тебя только оформляем деньги и, по приезду, ты выдашь нам якобы приобретенный тобой у Ксюхи наркотик.
- А, ну понял.
- Оксана, сейчас поедем, покупаешь отраву и поинтересуйся между делом, если через час – полтора еще приедешь, будет ли у них отрава.
- А чего, вы сразу не будете их задерживать?
- Нет. По бумагам ты ведь сейчас едешь с Вовиными деньгами, нужно время, чтобы ты вернулась, чтобы мы тебя задержали, оформили на тебя еще деньги, потом второй раз поедем, тогда и будем задерживать.
- Это все для бумаг нужно?
- А ты догадливая. Конечно, для бумаг. Без веской причины мы не можем работать в чужом районе.
- А почему кировчан не попросите о помощи?
- А галку-палку как делить будем? Это получится, что мы им в отчетность раскрытие тяжкого преступления подарим, а сами, вроде как, не работали.
- Дурдом какой-то.
- Это ты еще всего не знаешь. Дурдом по сравнению с милицией – санаторий!
- Ну все, хватит болтать. – Иваныч бесцеремонно прервал нашу с Ксюхой беседу. – Оксана, поехали. Глеб, ты здесь, с Вовой. Скоро приедем, если все нормально пройдет.
- Удачи.
- Да, Глеб, позвони в ОМОН, вызови их на помощь. Саня просил, чтобы их тоже задействовали в задержаниях.
- Уже звоню.
С Александром – начальником штаба ОМОН – мы познакомились, когда он приезжал в наше РУВД по каким-то своим делам. В разговоре он попросил нас почаще задействовать его бойцов при задержаниях. В ответ мы посетовали, что официально заказывать ОМОН долго и муторно. Необходимо согласование с целым рядом инстанций, а также в заявке необходимо указывать точное время и место проведения операции, что трудновыполнимо. Ведь действия наркоманов плохо прогнозируются, сделка может произойти где угодно. Чаще всего время и место сделки согласуется продавцом и покупателем в последний момент по телефону. Тогда мы с ним договорились, что можем вызывать бойцов напрямую, по телефону, а бумаги оформлять уже задним числом. Это было выгодно обеим сторонам. Мы получали силовую поддержку, ОМОН – участие в раскрытии тяжкого преступления. С тех пор у нас почти всегда на задержаниях участвовали ОМОНовцы. Барыги выходили из их рук несколько более потрепанными, но несравненно более сговорчивыми, воспринимая оперов почти как спасителей.
          Группа ОМОН прибыла через несколько минут после приезда Иваныча, Игоря и Ксюхи. Чтобы не мешаться в кабинете, они ждали нас в машине.
- Им телевизор нужен. – речь Оксаны была замедлена, нижняя челюсть так и норовила выехать вперед.
- Ты чего, вмазаться там успела?
- Я чуть-чуть, для пробы, – язык Ксюхи ворочался все медленнее.
- Для выдачи что-нибудь привезла? – Игорь уже начинал злиться.
- Конечно, что я, в первый раз что ли? – слабо возмутилась Оксана и выложила на стол маленький сверток из фольги от сигаретной пачки, после чего опять ушла в себя.
Иваныч убежал из кабинета и через некоторое время приволок здоровый телевизор, украшавший кабинет начальника КМ.
- Во! Его оформим! – Иваныч довольно похлопал черный пластиковый ящик.
- Как ты его у Кузи выцыганил? – я был удивлен. Наш начальник КМ не отличался храбростью, и получить у него казенную вещь, за которую он нес ответственность было проблематично. Это же касалось и принятия решений. Должность он любил, а ответственность – нет.
- И не говори, - усмехнулся Иваныч, - сейчас уже корвалол пьет и жалеет, что мне телевизор дал. Надо побыстрее оформляться и сматываться отсюда, пока он не передумал.
Через пятнадцать минут мы уже выдвинулись в машине к месту операции. ОМОНовцы на своей машине ехали следом. Я на заднем сидении пытался довести до затуманенного героином сознания Ксюхи последние инструкции. Она, выдвинув вперед свою знаменитую челюсть, согласно мотала головой, ничего, однако не воспринимая. Ей сейчас было хорошо, а на остальное - плевать.
          Добравшись до места, мы рассредоточились. Машину ОМОНа спрятали на другой стороне дома, Иваныч наблюдал из нашего автомобиля, припаркованного неподалеку. Мы с Игорем перешли через дорогу, и зашли в магазин, через стеклянную дверь которого отлично был виден двор и подъезд барыги. Отсюда мы наблюдали за Ксюхой которая, пошатываясь от героина и тяжести телевизора, плелась к нужному подъезду. Не доходя до дома, она плюхнула черную гробину с экраном на скамейку и потащила из кармана телефон. Переговорив с кем-то, она уселась рядом с телевизором, понурила голову, челюсть привычно выехала вперед и Ксюха отключилась от реальности. Коротко матюгнувшись, Игорь достал свой телефон и набрал ее номер.
- Ну чего там?.. Куда уехали?.. Когда приедут?.. Сколько ждать не сказали?.. Что?.. За отравой?.. Ладно, сиди. Только башку подыми, не западай так откровенно.
И, отключив телефон, пояснил мне:
- За отравой уехали. Сказали, сейчас подъедут.
- Да я уже понял. Жильцы бы милицию не вызвали, вон как западает – какая-нибудь бабка скандальная вызовет, чтобы ее отсюда убрать.
- Черт, легки на помине, - Игорь толкнул меня локтем в бок. По противоположной стороне двора, где в обнимку с телевизором сидела в наркотическом ступоре Ксюха, медленно двигался патрульный УАЗик. Застыв в напряжении, мы наблюдали за ним. Если Ксюху задержат, то вызволить-то мы ее вызволим, но на сегодня наша работа закончится. Ведь торгаши, во-первых, сами могут увидеть ее задержание, во-вторых, им наверняка доложат окрестные наркоманы. И если через несколько часов Ксюха опять придет к ним с этим телевизором, они просто из осторожности не продадут ей ничего, заподозрив в сговоре с милицией. Это не говоря уже о том, что мы в любом случае теряем несколько часов, а то и сутки.  А задержать наркомана, находящегося в наркотическом опьянении, да еще и с телевизором, ППсники просто обязаны. Как минимум проверить телевизор на предмет кражи. УАЗик медленно катился вдоль дома, Ксюха одиноко висела на телевизоре, пуская слюни. Мы, сжимая кулаки, следили за происходящим. Патрулька, доехав до конца двора, свернула налево и, фыркнув, покатила на выезд. Мы облегченно перевели дыхание. Непонятно почему, но на явную наркоманку с телевизором внимания никто не обратил.
Через несколько минут к скамейке подошли парень с девушкой, по описанию – те, кого мы так ждали. Коротко переговорив с Ксюхой, парень кивнул, взял телевизор и пошел к подъезду. Ксюха семенила следом. Как она рассказывала, домой ее никогда не приглашали и мы ждали, что кто-то из торговцев вынесет ей на улицу героин, после чего мы их задержим. Тогда проблем с входом в квартиру у нас не будет. Но в этот раз все пошло не так как мы планировали. В подъезд они вошли все втроем. Металлическая подъездная дверь, снабженная замком, захлопнулась. Мы с Игорем переглянулись. Появилась еще одна проблема: как входить. Через короткий промежуток времени Ксюха вышла и, захлопнув подъездную дверь, поплелась к условленному месту, где должна была сесть в нашу машину. По дороге она отзвонилась Игорю и сказала, что сделка прошла успешно. После чего походкой зомби продолжила путь.
- Блин, как-то входить надо! – я лихорадочно прокручивал в уме варианты входа в квартиру барыг.
- Сейчас, что-нибудь придумаем, - судя по всему, Игорь был занят тем же. Мы перебрались на остановку рядом с домом. Действовать надо было быстро. Я уже заметил в толпе пару знакомых наркоманских рож. Они наверняка уже тоже засекли, что  мы крутимся здесь. В любой момент кто-либо мог отзвониться барыгам и тогда они закроются на все засовы, а на то, чтобы ломать двери санкции у нас не было.
- Смотри! – Игорь ухватил меня за рукав. Я обернулся. Из подъезда вышла девушка. Та, которая участвовала в продаже героина. Видимо, она тоже была под кайфом. Не оглядываясь, она медленно пошла вдоль дома к дальнему его торцу. Я метнулся к ОМОНовцам:
- Парни, быстро, на том торце задерживаем мадам, - я в двух словах описал нужную нам особу, - работаем без шуму и пыли. Сразу проверьте, есть ли у нее ключи.
- Поняли! – двое канули в сгущающихся сумерках.
Через пару минут ключи уже были у меня, девочка отдыхала в машине.
- Пошли, - я открыл тяжелую металлическую дверь подъезда. На то, чтобы из связки подобрать нужный ключ к квартире у меня ушло менее минуты. Стоило приоткрыть дверь, бойцы были уже внутри. Из комнаты раздался грохот, сдавленный всхлип и маты. Я пробежал в комнату. На тумбе стоял уже подключенный к антенне наш телевизор. На экране мелькали яркие кадры какого-то развеселого шоу. Посреди комнаты носом в пол лежал барыга, еще ничего не успевший понять. Руки у него уже были скованы наручниками. У дальней стены стояла кровать, на которой сидела весьма пожилая женщина. Судя по неподвижному взгляду, она была слепая и у нее уже зрела паника. С трудом ее удалось убедить, что мы не бандиты. На кухне, куда я увел барыгу для беседы, наконец, удалось перевести дух.
- Командир, я закурю?
- Сейчас посмотрим. Тебя как зовут?
- Рома. Так я закурю?
- Подожди, успеешь. Ты ведь не дурак, понимаешь, что мы не просто так к тебе пришли?
- Да уж догадываюсь, - Рома мрачно поежился.
- Ну что, разговор у нас получится?
Рома пару минут подумал, потом обреченно мотнул головой:
- Ладно, командир, спрашивай.
- Отрава еще осталась?
- Да, на холодильнике, в двух спичечных коробках. Там же деньги.
- Вот это хороший разговор. Кури, - я вставил Роману в рот сигарету, дал прикурить.
- Алло, Иваныч! Звони Кузе, утешь его, телевизор на месте, пусть срочно группу высылает.
Рома, с сипением втягивая в себя табачный дым, обреченно смотрел в синеватые сумерки за окном.
- У кого берешь отраву?
- Две цыганки, в Черемушках живут. У них.
- Поконкретней, адрес сказать можешь?
- Нет. По телефону созваниваемся, потом встречаемся возле магазина «Кабанчик». Они сами наркоманки.
- Опиши, какие они из себя, - вмешался Игорь – спец по цыганскому населению Красноярска. В нескольких словах Роман описал цыганок.
- Знаю, - кивнул Игорь, - Розка Незлых, вторая не цыганка, русская. Похожа на цыганку просто.
- Продолжение будем делать? – поинтересовался я.
- Сегодня я у них уже брал, - откликнулся Рома, - теперь только завтра.
- Облом, значит. На подписку тебя никто не отпустит, а с арестованным тобой мы на закупку не поедем.
- А чего? Я не сбегу.
- Если адвокат просечет, что ты, будучи под арестом, осуществлял проверочную закупку – весь сбыт развалится. Мы не имеем права на такие финты.
- Жаль.
- Не то слово!
После обыска, когда уже ехали в РУВД, в машине очнулась Ксюха. Обвела еще обалделым взором окружающую действительность:
- Мы чего, еще не приехали?
- Смотря куда ты едешь.
- Ну как куда! Мы же на Чилим едем, у девок на притоне закупаться?
- Так, Оксана, с этого момента подробней, - под общий хохот Игорь взял проболтавшуюся Ксюху в оборот.
- А чего, я тебе не говорила? – ненатурально удивилась она.
- Ну, теперь, по крайней мере, знаем, где у нас следующая закупка будет.
В машине воцарилось молчание.

Переходов: 0 | Добавил: ciper | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Полиция, менты, истории, Байки, рассказы, милиция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Загрузка файлов
В Вашей коллекции есть песня, которой нет на нашем сайте, и Вы хотите поделиться ею с нашими посетителями? Загрузите ее, воспользовавшись следующей формой.

Скачать архив
Поиск
Авторские права
Все размещенные на сайте материалы скачаны из открытых источников в Интернете или предоставлены посетителями. В случае нарушения авторских прав, просьба сообщить об этом администрации
Все сюда!
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
регистрация сайта в каталогах, регистрация сайта в поисковых системах

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0