Милицейский портал Песни о милиции Исполнители Ментовские байки Библиотека Полиция других стран Криминал
Песни ментов
Наши спонсоры
Реклама на сайте
Ментовские байки, истории, рассказы

Милицейский Портал » Ментовские байки » Проза » Леонид Словин

Леонид Словин. Шерлок Холмс, Эркюль Пуаре, капитан Денисов

21.01.2014, 12:25
Именно эти три литературных персонажа и в таком порядке названы в  книге выдающегося педагога, философа и  драматурга Симона Соловейчика « Педагогика для всех». Три знаменитые сыщика, способных раскрыть любое тяжелейшее преступление…
     
С Шерлоком Холмсом и Эркюлем Пуаре все ясно - герои прославленных детективов  Артура Конан Дойла и Агаты Кристи! А третий? Никому неизвестный капитан…
    
Кто он?
    
Сегодня, пожалуй, только автор этого текста знает истину.
    
Но прежде инспектор уголовного розыска на Павелецком вокзале в Москве начала семидесятых Виктор Михайлович Акимов - типичный подмосковный парень, с челкой, по тогдашней моде, был представлен коллегам на очередной планерке.  Коллеги - все за «сорок плюс», капитаны и майоры, - о нем были уже наслышаны и весьма шокированы.  Вновь назначенный инспектор не имел офицерского звания, числился постовым милиционером с  образованием  восемь классов.
      
Кроме меня,  никто не поздравил его с назначением. Я появился в отделении месяцем раньше.  Меня тоже встретили холодно, поскольку автоматически становился конкурентом новых коллег.  Правда в моей анкете  был существенный  противовес в виде «пятого пункта». Он  не вызывал сочувствия, и кое-кто за глаза именовал меня не иначе, как « Соломоновичем», вместо «Семеновича…»
    
Наши вокзальные коллеги  начинали службу  во время не к ночи будь помянутого Министерстве государственной безопасности СССР, считавшего  железную  дорогу наиболее лакомым объектом  для американских  спецслужб. В отличии от  обычных ментов  транспортники щеголяли в специально сшитых для них черных мундирах с малиновым  шнуром от подбородка к кобуре, с тяжелыми шашками, бившими по ногам при ходьбе, не говоря уж о беге. Форма эта досталась им в наследство от царской жандармерии.
    
Естественно, как новички в отделении, мы с Виктором Михайловичем - очень скоро он стал для меня просто Витей - быстро сдружились. Вскоре я уже знал об обстоятельствах его перевода в уголовный розыск.
    
Во время  ночного дежурства на станции Расторгуево он  обнаружил преступника, взломавшего продуктовый ларек и принял меры к задержанию. Преступник убегал налегке. Милиционер был в шинели, в тяжелых сапогах. Оставались считанные минуты, после чего вор должен был неминуемо скрыться в жилом массиве. Следуя инструкции, постовой  обязан был применить оружие. После окрика и предупреждения Виктор выстрелил вверх, тот  продолжал убегать. Постовой стрелял при тусклом освещении, на бегу. Короче,  он застрелил вора.
    
Это произошло сразу после Первого мая. Начальство всполошилось,  полагали, что постовой стрелял будучи в нетрезвом состоянии.  Милиционера незамедлительно лишили оружия, отправили на медицинское освидетельствование. Виктор оказался абсолютно трезв…
     
Вскоре поступили агентурные данные о том, что убитый входил в устойчивую преступную группу, и его друзья готовятся отомстить стрелявшему постовому. Виктора перевели дежурить в Москву на Павелецкий вокзал. Тут обнаружились его почти уникальные  сыскные способности. В залах для транзитных пассажиров, он легко выявлял вокзальных воров, специальностью которых были так называемые «кражи с хода», то- есть, в тот момент, когда  хозяин вещей на долю секунды отвлекался.
    
Виктор и меня пытался научить  этому простому, как он считал, приему. Требовалось  уловить как бы случайный взгляд, точно направленный именно на  чемодан. Наука эта тогда  мне так и не далась.
      
Понял, что он имел в виду, я только в Израиле. По мимолетному взгляду, брошенному  прохожим на оставленные у мусоросборников вещи, я  запросто вычисляю своих бывших соотечественников. Но это к слову.
      
Мой новый друг, вообще, мыслил и действовал нестандартно и смело.
      
В день похорон убитого им преступника он, переодевшись, пришел на кладбище и увидел всех его друзей. Он рискнул даже появиться на его поминках, чтобы присмотреться к тем, кто мог стать вероятным киллером. Для него это было крайне важно. Он  жил  в нескольких километрах от станции Булатниково.  После смены от платформы шел один, по безлюдной дороге…
    
Начальство предложило Виктору взять на себя работу в ночные смены. Связано это не было только с желанием его обезопасить. Именно в эти часы Акимов был наиболее востребован как сыщик.
      
Абсурдные клише эпохи застоя требовали от милиции высочайший на Земле процент раскрываемости преступлений, недоступный даже наиболее технически оснащенным полициям мира. Рядовым сотрудникам оставался один выход  – укрывать от учета все преступления, которые  не удается  раскрыть. Для этого существовали десятки способов. Потерпевших запугивали  унизительными проверками; шантажировали, когда к тому находился повод;  грозили сообщить на работу о недостойном поведении,  под любыми предлогами засылали заявления в другие органы милиции… Потерпевшие, остававшиеся без вещей и денег,  были согласны на все, лишь бы уехать. Всего не перечислить. Кстати,  ситуация вызвала к жизни и целое поколение «специалистов», укрывавших преступления весьма  профессионально, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести.   
     
Виктор был фанатом уголовного розыска. И свою службу связывал с личным сыском.
     
В этом он был неутомим и находчив.
     
Вокзальные воры, совершавшие кражи «схода», очень скоро «срисовали» талантливого сыщика и в его смены в залах не появлялись. Следующими «клиентами» Виктора стали так называемые  «подсидчицы», ныне почти исчезнувшие.  Профессиональные воровки часами просиживали на вокзалах, входя в доверие к пассажирам. Они подолгу отсутствовали, поручая соседям посмотреть за их вещами, терпеливо выжидали, пока те, в свою очередь,  попросят их об ответном одолжении.  Тогда  наступал  их звездный час  - «подсидчица»  мгновенно забирала чужие вещи и бежала к такси…
      
А дальше… Не имевшие пристанища в столице, воровки могли рассчитывать только на другой вокзал, обычно на один из  крупнейших в Европе – Казанский либо Курский. Когда городской транспорт останавливался на ночь, Виктор вместе с потерпевшими отправлялся в поездку. И, как правило, без «улова» не возвращался.
      
С особой силой талант Виктора как выдающегося сыщика раскрылся, когда на московских вокзалах  были установлены автоматические камеры хранения.  Металлические ящики готовы были открыть свои дверцы каждому, кто подберет или угадает, а то и просто подсмотрит четыре цифры шифра, набранные внутри, а затем повторит их снаружи. Раскрыть такие кражи  можно было только случайно.
       
На Павелецком новую линию работы, естественно, поручили ему.
       
Виктор, как всегда, подошел к делу творчески.  Между настоящих металлических камер хранения втиснули небольшой фанерный муляж, который издали можно было легко принять за обычную секцию.  В действительности это был  наблюдательный пункт.
       
К этому времени повальный  характер приобрели кражи у  пассажиров, использовавших в качестве шифра четыре цифры года рождения. Причем даже в тех случаях, когда в момент набора шифра рядом с потерпевшими никого из посторонних не было. Как преступник мог точно определить такие ячейки?!
       
Виктор взял за правило лично встречаться с каждым потерпевшим. Беседуя с ними, он очень скоро  пришел к выводу, что среди  вокзальных воров  появился  искусный умелец, по сравнению с которым остальные были просто дилетантами. Новоявленный «специалист высокого класса» был в состоянии по цифрам внешнего шифратора каким-то образом узнавать  ячейки, в которых внутри набран год рождения.   
        
Конструкторы ячеек полностью отрицали такую возможность.
        
Но тайна  шифра существовала и именно Виктор разгадал ее секрет.
        
Это позволило ему во время одной из ночных смен задержать талантливого вора.      
        
Им оказался некий провинциальный педагог, находившийся в столице на курсах повышения квалификации . В свободное от учебы время своим оригинальным способом он успел совершить на московских вокзалах несколько сотен краж.
        
Замечу, что по представлению милиции в устройстве автоматических камер хранения были внесены усовершенствования, исключавшее  возможность набора четырех цифр, а еще через какое-то время они вообще  были удалены, как не соответствующие  требованиям общественной безопасности.            
     
К тому времени Виктор закончил вечернюю школу рабочей молодежи, а потом и Высшую школу МВД СССР, стал начальником уголовного розыска. Получил звание капитана милиции.  Не буду пересказывать его биографию. Он и сегодня остался в памяти ветеранов как выдающийся московский сыщик.
     
Закончу другим. Обстоятельства перипетий его  дуэли с незаурядным преступником легли в основу моей повести «Астраханский вокзал», вышедшей  в издательстве «Молодая гвардия». Через несколько лет в  Доме творчества «Переделкино» судьба свела меня с Симоном Львовичем Соловейчиком. Он заинтересовался «пишущим ментом» и как-то в начале  знакомства  попросил дать ему что-нибудь мое - почитать.
      
Повесть Симону Львовичу понравилась.  Более того. Он предложил совместно написать по ней сценарий для киностудии «Мосфильм». К тому времени Симон Львович был уже известным  драматургом, автором нескольких пьес.
         
Я согласился. Вскоре мы начали вместе работать.
         
Прототипом главного героя был, естественно, Виктор Михайлович Акимов, образ которого пришелся Симону по сердцу. « Такое, понимаешь, дело…» - смаковал мой соавтор фразу, которой Виктор предварял свои версии. В свете этого неудивительно, что киносценарий о талантливом сыщике московской транспортной милиции получил название « Капитан –«Такое Дело».
          
Наш труд - увы! - киностудией «Мосфильм» принят не был. Тогда еще не пришла мода на милицейские фильмы, которыми сегодня буквально забит телевизионный ящик.
        
 Я вернулся на службу. Симон Львович продолжил работу над  главным трудом своей жизни - « Педагогикой для всех».
        
Его замечательный труд вскоре вышел в свет и стал бестселлером.
         
Но вернемся к  строчке, с  которой я начал повествование.   
       
«В убийстве служанки инспектор разобрался, - написал Симон Львович в «Книге для будущих родителей», - но кто разберется в УБИЙСТВЕ ДУШИ? Какой Шерлок Холмс, Эркюль  Пуаре, капитан Денисов?»
        
Произведению  «властителя дум» Симона Соловейчика суждена долгая жизнь. Бесконечное число раз  будут обращаться к нему родители и исследователи педагогики.  И, наверняка, ни один из них попытается узнать, кого имел в виду создатель  «Книги для будущих родителей»?
         
Открою секрет.
         
Разгадка  персонажа, поставленного в один ряд с популярными литературными героями мировой литературы - в киносценарии « Капитан –«Такое Дело».
          
Это московский сыщик Виктор Михайлович Акимов, герой повести «Астраханский вокзал».  В сценарии, благополучно исчезнувшем  в архивах киностудии «Мосфильм».   он заявлен как «капитан Денисов».   

Переходов: 0 | Добавил: ciper | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Полиция, менты, истории, Байки, рассказы, милиция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Загрузка файлов
В Вашей коллекции есть песня, которой нет на нашем сайте, и Вы хотите поделиться ею с нашими посетителями? Загрузите ее, воспользовавшись следующей формой.

Скачать архив
Поиск
Авторские права
Все размещенные на сайте материалы скачаны из открытых источников в Интернете или предоставлены посетителями. В случае нарушения авторских прав, просьба сообщить об этом администрации
Все сюда!
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
регистрация сайта в каталогах, регистрация сайта в поисковых системах

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0