Милицейский портал Песни о милиции Исполнители Ментовские байки Библиотека Полиция других стран Криминал
Песни ментов
Наши спонсоры
Реклама на сайте
Ментовские байки, истории, рассказы

Милицейский Портал » Ментовские байки » Проза » Леонид Словин

Леонид Словин. Ментовские истории-1

17.01.2014, 15:26
     Подполковник Смердов - сорокалетний замнач 33-го отделения, породистый, красивый мужик одетый во все штатное, - приехал в кафе поздно.
    "Аленький цветок" уже закрыли, оставались одни завсегдатаи. Для них еще продолжало  работать  маленькое  варьете  с собственным эротическим ансамблем.
    Смердов ждал Люську в ее кабинете на втором этаже.
    Люська спустилась вниз, в зал. Она значилась в  кафе дежурным администратором.  В  ее  обязанности  входило  гасить вспыхивавшие скандалы между посетителями. Это случалось довольно часто.
    Отсутствовала она уже больше четверти часа.
    Смердов налил себе коньяка. Выпил.
    Будоражащее тепло растеклось по жилам.
    Люська все не шла. Была у нее здесь  еще и другая ипостась.
    Директор кафе, на деле хозяин заведения -Сергей Джабаров- значился де-юре люськиным мужем. Брак  их  был  фиктивным. Целью брака была люськина жилплощадь.
    За кругленькую сумму мафиози, приехавший с Кавказа, получил прописку и трехкомнатную квартиру в престижном Плотниковом переулке. В центре Арбата.
    За дверью послышались шаги.
    " Наконец-то..."
    Люська вернулась расстроенная. Поправила юбку.
    - Там Сергей внизу. Требовал, чтобы  я обслужила его друзей...
    - Сказала ему, что у тебя гость?
    - Он знает. Просто хочет, чтобы ты лично его попросил. Сволочь... - Люська налила в рюмки коньяка.
    - Обошлось?
    - Обошлось. Понял, что не пойду. Сразу  пристал:  "Скоро выпишешься из квартиры?"
    - А ты что? - Смердов усмехнулся.  Он устроил этот фиктивный брак, а потом сам и охладил пыл кавказца, который хотел, чтобы Люська немедленно оформила на него все документы на свою жилплощадь.  - Пообещала, что завтра же испаришься?!
    - Не-е... Как учил! Спокойно так ему: "Пойми: сначала мы должны развестись  официально, Джабаров..."
    - Умница.
    Смердов хотел привлечь ее, но она увернулась. Подошла к двери.
    - Это его Нинка крутит...
    Несовершеннолетняя стриптизерша эротического ансамбля Нинка - была новой пассией Джабарова. Нинка  уже успела забеременеть и теперь демонстрировала свою расслабленность и острый выпяченный живот.
    - Не терпится стать хозяйкой в моем доме...
    Сама Люська после продажи квартиры ютилась с детьми на площади матери.
    - Да-а... - Смердов взглянул на часы. Люська перехватила его взгляд.
   Подошла к двери, прислушалась.
    Внизу было тихо.
    Люська заперла дверь на ключ, сняла деловой  из красного твида пиджак - атрибут ее  исполнительной  власти,  принялась стягивать юбку.
    Окна кабинета  были  завешаны  шторами.  Снаружи  ничего нельзя было  увидеть.  Внутри,  кроме  письменного  стола  с телефоном  и  настольной  лампы,  в  помещении  стояло   еще огромное мягкое кресло.
    Любовникам не раз уже случалось им пользоваться.
    - " Пойми, - я ему говорю, - меня и так уже вызывали на Петровку... - Мысль о мафиозном хозяине "Аленького цветочка" не оставляла ее и сейчас. - Спрашивали, в каких мы  с  тобой отношениях. Никто так не делает, Джабаров! Мы  должны  пробыть в браке уж никак не меньше года, если хочешь,  чтобы  и комар носа не подточил..."
    - Иди сюда...
    Она волновала его - зовущая, в короткой тесной юбке, демонстрировавшей мясистую упругость плоти, с выпирающим из под ткани вздыбленным лобком, с крутыми  сосками  под  белой  полупрозрачной кофточкой.
    - Сейчас...
    Она выскользнула из юбки, быстро набросила ее  на спинку стула, подалась навстречу. Смердов мягко опрокинул ее в крекрсло.
    Люська успела договорить:
    - А то еще посылает меня к клиентам, сволочь!  -  У  нее были горячие руки. - Где ты?
    Он уже брал ее.
    Шепнул, задыхаясь:
    - Не беспокойся. Скоро вернешься в свою квартиру, домой, к себе на Плотников... Насчет Джабарова я уже  сказал,  кому следует...


    Свернув на полном ходу в  Плотников  переулок  "москвич-427" с визгом затормозил. Снег полетел комьями из-под колес, никого не задев.
    Голубоглазый, с пшеничной копной под  фуражкой, милицейский лейтенант - Волоков - он же Волок - выбрался  из "москвича" на тротуар, секунду подождал, пропуская  крутую симпатичную телку.
    - Какие женщины! И без охраны! Может, проводить?
    - Где же ты раньше был? Радость моя...
    Девица хмуро взглянула на него, цокая каблучками, прошла мимо.
    - Надо же! И тут опоздал!
    Волок с ленцой направился к подъезду.
    Оставшийся на месте водителя  коренастый, сипатичный, в нежно-сером импортном пуловере под курткой - Голицын  - развернул сложенную вчетверо газету, один  за  другим  принялся проглядывать заголовки, по ходу их комментируя.
    - "Информация о работе 3-го съезда Кубы..." Делать им не хера... "Пленум избрал товарища Ельцина кандидатом  в  члены Политбюро." " Бригада дает наказ депутату..."
    Сами тексты его не интересовали.
    - Вешают людям лапшу на уши...
    Он на секунду отложил газету. Обернулся.
    Милицейский лейтенант был уже в подъезде.
    С силой громыхнула дверца лифта.
    Вздрогнув  на  старте,  кабина  толчками,  пошла  вверх. Маршрут мента в пустоте лестничного  колодца  был  обозначен ничего не говорящими уху звуками.
    Голицын в машине вернулся к газете.
    Вверху Волоков снова прогремел лифтом. Теперь уже на пятом этаже, у люськиной квартиры, где жил Джабаров.
    Там Волок вышел из лифта. Медлительно прошел  к стальной двери, упакованной в дерматин. Нажал на звонок. Подождал, пока изнутри произойдет помутнение дверного глазка.
    Открыть ему не спешили. Да и он не торопился. Знал порядок. Окинул взглядом недавно покрашенные стены, поднял глаза к потолку.
    Волокова в квартире и на этаже знали - он  уже несколько раз приходил к Сергею Джабарову, отбирал от  него объяснения на имя начальника милиции по поводу прописки.
    Затем, по окончанию официальной части визитов,  Волок  и Джабаров вместе ужинали.
    Иногда, кроме хозяина за столом оказывались  еще  гости. Как правило, кавказцы, телохранители. Волок видел их в "Аленьком цветочке" - крутые молодые парни, таких теперь можно было встретить в Москве на каждом шагу.
    Поужинав, они на своем языке обсуждали дела, а Волок еще какое-то время смотрел во второй комнате парнуху  по видику. Перед тем, как лейтенанту уйти, Джабаров  лично  на  посошок наливал ему отличного коньяка...
    Наблюдение за Волоком через  дверной  глазок  на этот раз заняло  не
более минуты.
    Наконец громко загремели запоры.
    Сергей Джабаров - в шерстяном спортивном костюме с вышитыми американскими стервятниками во всю грудь, сорокалетний, килограммов на 120, неохватный в талии мужик, мастер спорта, с крупной головой, с отвисшими брезгливыми  губами,  открыл
дверь.
    - Че? Опять?
    - Ты же знаешь...
    В отделении милиции не без участия соседей  тоже склонны были рассматривать брак Джабарова с Люськой как незаконную сделку, скрывавшую спекулюцию жилплощадью.
    - Опять.
    - Козлы...
    - Ну! - беспечно подтвердил Волок.
    Он видел, как широченная ладонь  кавказца,  сжимавшая газовый баллончик, успокоенно скользнула в карман.
    - Скажи: че им неймется?! - У мафиози были все основания считать лейтенанта абсолютно неопасным, купленным им на корню. - Проходи.
    - Я уже иду...
    Квартира была трехкомнатная,  улучшенной  планировки,  с двумя туалетами и лоджиями. Кухня тоже была преогромная. Первоклассные эти дома на Арбате теперь строили отменно, под новую номенклатуру, бывавшую на Западе и вошедшую во  вкус тамошней комфортной жизни.
    - Садись, сейчас вместе позавтракаем...
    Джабаров на кухне жарил яичницу со свежими  помидорами и смотрел телевизор. По телевизору шла обычная утренняя мура - мультики, реклама.
    Кавказец был один.
    - Ты завтракай... – Волок покачал головой - Только быстро. Я не буду.
    - Че так?
    - Твоя жена, Люська, сейчас в Округе. У начальника. Ее вызвали...
    Разговаривая, Волоков косил в  телевизор  на  мультик  - типичный мент, которого служба научила не  принимать  ничего близко к сердцу.
    - Теперь нужен ты. Они хотят говорить сразу с вами обоими...
    Джабаров дернулся.
    - Приспичило им!..
    - Как всегда. Теперь говорят: следует, наконец, решить окончательно...
    - С утра должны паркетчики приехать... - Мафиози ножом и вилкой растащил яичницу и помидоры  по  сковородке.  -  Надо привести тут все в божеский вид...
    Квартира была полупустой. Люськина мебель  была частично вывезена, частично выброшена. Новая - купленная Джабаровым - стояла неразобранной.
    - Помощник как раз поехал за работягами...
    - Борец?
    - Муса.
    Команду свою Джабаров набирал из бывших спортсменов, теперь на завоеванной части Арбата они давали к р ы ш  у  заезжим каталам - картежникам...   
     Волок знал Мусу.
    Как секьюрити он был наиболее профессиональным  -  борец, - такой же высокий, неохватный в  талии,  как  и сам Джабаров. Судьба благоприятствовала Волоку. Присутствие Мусы в квартире  могло  бы сильно все осложнить.
    - И машину я отослал... – посетовал Джабаров. -  Хоть бы зараннее предупредили!
    " Еще чего!.." - подумал Волоков.
    Сказал без нажима:
    - Машину я достал.
    - Что хоть они все-таки там базарят?
    - Начальство решило закрыть материал. Поставить точку на всем. Самый момент...
    - Черт бы их побрал...
    Волок кивнул: это было само собой разумеющимся.
    - Придется ехать... Кстати! - Джабаров на минуту оставил сковороду. - Насчет строительного вагончика тебе ничего не удалось?
    Хозяин "Аленького цветочка" уже несколько  недель искал времянку, чтобы поставить у себя на участке.  Лейтенант как-то сказал, что попытается помочь.
    - Мне тот вагончик вот-так нужен...
    Будничные заботы не оставляли мафиози даже в этот -  ключевой, как потом оказалось, момент в его жизни.
    - Ничего пока не предвидится. - Волок действительно занимался вагончиком - хотел подзаработать. Поэтому  его  сожаление  было вполне искренним. - Я всех обзвонил...
    - Мне обещали. Но только через полгода!
    " Значит, никогда!" - подумал Волок.
    Джабаров, стоя, принялся за яичницу. Сразу  прихватил на вилку добрую половину.
    Лейтенант на правах своего  человека  прошел  во  вторую комнату, там тоже  работал  японский  телевизор.  Передавали урок испанского языка.
    Волок переключил программу, вернулся к мультикам  - сразу, ни о чем не думая, ушел с головой в незамысловатый сюжет  - типичный милицейский олух, тип второгодника с задней парты.
    Мафиози не принимал его всерьез. Крикнул с кухни:
    - Выпьешь? Возьми там, в баре...
    Волок отозвался, не оборачиваясь:
    - Сегодня нельзя. Сразу поймают.
    - Ну что ж поедем... - Джабаров выключил плиту. – Если ненадолго...
    - Обещали, по-быстрому. Вырубать ящик?
    - Давай.
    Волок на хду щелкнул пультом.  Проходом задержался ещеу штанги в углу. Но поднимать не стал. Джабаров был мужиком солидным -  и  вес  тягал соответственный.
    - Я готов...
    Джабаров уже жалел, что согласился.
    Визит в милицию не вписывался в его распорядок дня.
    Днем в "Аленьком цветочке" предстояла небольшая разборка - там же позднее должен был состояться обед с нужным человеком из республиканской прокуратуры.
    - Пошли... -  Мафиози снял с гвоздика у двери, где висели две пары ключей, вернюю пару. – Всегда они где-нибудь подсуропят, козлы...
    Волок вышел первым, вызвал лифт.
    Разговаривая о купленном Джабаровым участке, спустились в подъезд.
    - Не успеешь заметить, как весна. А там уж строиться надо начинать...
    - Это уж так заведено...
    Увидев их, Голицын за рулем свернул газету, включил зажигание.
    - Привет...
    - Привет.
    Джабарову он сразу не глянулся, кавказец снова пожалел об отсутствии Мусы - силач-телохранитель был бы сейчас очень кстати.
    - Это вы на таких машинах теперь ездите? -  Джабаров оглянулся на Волока. Лейтенант развел руками.
    - И таких нет. Еле выпросил!
    Голицын перебил бесцеремонно:
    - Бензина мало, начальник. Если по дороге не заправимся, не доеду...
    - Заправимся, - Волоков отмахнулся беспечно. - У меня тут есть один на примете. Заправит прямо в гараже.
    - Далеко? - спросил Голицын.
    - Рядом...
    Лейтенант хотел сесть с водителем, но раздумал. Устроился вместе с мафиози сзади. Сиденья были новые, по-хозяйски укрытые целофаном. Скомандовал:
    - Сейчас направо!..
    Объяснять не пришлось. Водитель знал район, с  ходу вписался в ближайший поворот к мрачноватому ряду гаражей.
    - Дальше?
    - Еще направо! И прямо.
    Волоков дотянулся через сидение, включил радио:
    - " Теперь уже не дни, а часы отделяют  наш  народ...  - фальшиво обмирая, завел диктор, - от той долгожданной минуты, когда в Москве на свой самый важный форум  соберутся  лучшие представители рабочего класса, колхозного крестьянства и ин-
телли..."
    - Выключи ты эту херню! - потребовал водитель.
    - Да ладно!
    Под патриотическую риторику въехали в унылый ряд закрытых гаражей.
    Волок показывал:
    - В конце еще раз направо. И прямо.
    - Понял. - Голицын шустро разворачивался. - Сюда?
    Он вогнал "москвич" в последний тупик.
    - Да здесь целый проспект! - Оглядевшись, добавил.- Улица Россолимо!
    Это был сигнал.
    Всегда чистенькая улица Россолимо, названная в честь основоположника советской детской  неврологии,  была  известна среди ментов своим судебным моргом. В него свозили  трупы со всей столицы.
    Голубоглазый Волоков держал пистолет наготове.
    Это была "ческа збройовка".
    Он выстрелил в мафиози в упор. Пуля прошла  затылок Джабарова, но неожиданно изменила  направление  -  повернула  в плечо.
    - А-а!.. Сволочи...
    Мафиози оказался живучим - раненным плечом  легко  отбил руку Волокова с пистолетом, схватился за  дверцу.  Навалился всей тушей.
    Джабарову не хватило секунды.
    Голицын перегнулся через спинку сидения, ударил его снизу ножом в грудь. Волоков выстрелил еще раз. Потом еще, контрольно. Джарабов обмяк, сполз вниз.
    - Давай целофан! Живее! - Голицын перегнулся прижал тело мафиози. - Ну, ты и стрелок, Волок...
    - Да, ладно.
    - Все! Погнали...
    Путь предстоял неблизкий.
    - Я пересяду к тебе.


    Телефон на полу, у кровати, протарахтел негромко и сухо, словно жесткокрылый  жук-носорог  в спичечном коробке.
    Игумнов - тридцатичетырехлетний начальник розыска - крепко сбитый, крутой, с тусклым рядом металлических верхних зубов -  еще не отходя  от сна, подхватил трубку. Взглянул на часы.
    Было начало четвертого. Звонил дежурный:
    - Приказ: срочно прибыть в отдел.
    - Что -нибудь случилось?
    Дежурный был своим. Не стал темнить.
    - Сам знаешь. Приезд делегатов...
    - Не сегодня же! Ты чего?!
    - Штабная игра. И проба заодно...
    Игумнов беззвучно выматерился, подошел к окну..
    Все намеченное с вечера летело в тартарары.
    Близко, на лоджии, обмирали голуби. Они  прилетали поздно, когда все спали, и исчезали утром, оставляя вещественные знаки ночной миграции.
    Он быстро оделся.
    Жена лежала с закрытыми глазами. Но Игумнов знал: она не спит. Он и сам плохо спал в ее огромной по обычным меркам четырехкомнатной квартире на Тверской-Ямской.
    За голубями, по другую сторону улицы, в двенадцатиэтажке, окна были темны. Рядом с аркой, внизу, крутилась подозрительная пара. В доме жил вновь избранный первый  секретарь  МГК, переведенный из Свердловска. Фамилию Игумнов не запомнил, да она и не нужна была. Мало ли их назначают и снимают вокруг.
    "У них своя свадьба, у нормальных людей - своя..."
    - Вызывают? - Жена так и не открыла глаза.
    - Спи...
    Он положил ладонь ей на затылок.
    " Классически правильные пропорции. Ясность и полное ототсутствие двоемыслия..."
    Высшей номенклатуре в своих семьях удавалось иногда выращивать по-настоящему совершенные экземпляры.
    Когда они поженились, ее номенклатурная родня была в трансе от этого выбора. И продолжала так оставаться все это время.
     - Пока...
    Он вышел на лестницу. Осторожно прикрыл дверь.
    Дом был необычный. Огромная лестничная площадка  на  две квартиры размером напоминала вестибюль обычного кинотеатра.
    "ХХVII Създу любимой Партии - энергию и жар нащих сердец" - висело рукописное обращение в подъезде. Внизу  шли подписи жильцов.
    Громкие фамилии, известные когда-то  каждому  школьнику. Ныне - сплошь персональные  пенсионеры,  бывшие  функционеры партии...
    " Номенклатура..."
    Мимо дремавшей консьержки Игумнов выскочил  наружу.
    В переулке было пусто. Транспорт еще не работал. На нескольких пожарных машинах впереди развешивали навязшие в зубах лозунги - наглядную партийную агитацию:
    "Встретим Съезд новыми трудовыми..."
    Окончание Игумнов не увидел, двинулся к  стоянке  такси.
Там тоже все было красно от транспарантов.
    Знобкая  февральская  изморозь,  пока  он  искал  такси, казалось, еще больше усилилась.
    Поодаль, на Тверской разгорался скандал: шедший  в  парк автобус вломился в фургон аварийной помощи с предсъездовским оформлением.
    Поломанные ЦКовские призывы валялись вдоль тротуара. Гаишники ночной смены составляли протокол, переругиваясь, замеряли тормозной путь.
    "Совсем заколебали со своим съездом..."

Переходов: 0 | Добавил: ciper | Рейтинг: 2.0/1 | Теги: менты, Байки, Полиция, истории, Небылицы, рассказы, милиция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Загрузка файлов
В Вашей коллекции есть песня, которой нет на нашем сайте, и Вы хотите поделиться ею с нашими посетителями? Загрузите ее, воспользовавшись следующей формой.

Скачать архив
Поиск
Авторские права
Все размещенные на сайте материалы скачаны из открытых источников в Интернете или предоставлены посетителями. В случае нарушения авторских прав, просьба сообщить об этом администрации
Все сюда!
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
регистрация сайта в каталогах, регистрация сайта в поисковых системах

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0