Милицейский портал Песни о милиции Исполнители Ментовские байки Библиотека Полиция других стран Криминал
Песни ментов
Наши спонсоры
Реклама на сайте
Ментовские байки, истории, рассказы

Милицейский Портал » Ментовские байки » Проза » Александр Ковалевский

Александр Ковалевский. Следственно-оперативная группа, на выезд!

04.01.2015, 20:34

Этот калейдоскоп криминальных историй произошел в одном из спальных районов города Харькова на суточном дежурстве следственно-оперативной группы райотдела. Для заступивших на сутки майора Александра Ковалева и лейтенанта Руслана Чепракова дежурство началось с какой-то чертовщины с мертвецами и приведениями, которые преследовали их до конца дежурства, но обо всем по порядку.

Ровно в девять утра в дежурную часть райотдела позвонила пожилая женщина и сообщила, что ночью умер ее муж. Обычный вроде бы вызов, старший инспектор дежурной части майор Ковалев взял бланк направления в морг (если труп  некриминальный, можно будет сразу оправить его на судмедэспертизу, без прокурорской группы), только вот незадача, самого трупа-то на месте не оказалось, хотя вызвавшая милицию женщина упорно настаивала, чтобы прибывшие милиционеры забрали усопшего.

Сбитый с толку майор Ковалев спросил ее: «А где же, собственно, сам усопший?»
Женщина проводила его в ванную комнату и, указывая на пустую ванну, сказала: «Да вот же он, вы что, сами не видите?» Причем произнесла она это с такой уверенностью, что майор невольно усомнился в остроте своего зрения и ясности рассудка.
— Русик, — обескураженно обратился он к напарнику, — ты видишь труп?
— Да нету тут никакого трупа, — протерев глаза, подтвердил тот.
— А ну поди проверь балкон, может там он притаился, — попросил его Ковалев. Руслан вышел на балкон, но и там трупа не оказалось.
Тем не менее женщина, на вид вроде бы совершенно нормальная и абсолютно трезвая, продолжала требовать, чтобы они вывезли труп ее мужа из ее квартиры.
Ковалев с Чепраковым обыскали всю квартиру, заглядывали в шкафы и под диван, на антресоли, и еще раз на всякий случай проверили ванну и под ванной — ну нет нигде трупа, хоть убей!

Тут по радиостанции их запросил оперативный дежурный: ну что там, спрашивает, вызывать «труповозку»?
Ковалев ему ответил, что вызов ложный, и он примет от заявительницы соответствующее объяснение. Любое, даже самое бредовое сообщение в милицию, тем более прошедшее по «02», регистрируется в книге КП (книга учета происшествий и преступлений) и если сообщение не подтвердилось, или в нем нет состава преступления, по нему выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, для чего дежурный наряд должен собрать хоть какой-то материал.

 В ходе беседы с заявительницей, та вдруг обмолвилась, что муж у нее уже умирал однажды, при этом она очень переживала, что сейчас его труп из квартиры до сих пор не забрали. В такой ситуации единственный выход был — заверить пожилую женщину, что пока с ней тут беседовали, труп ее мужа уже увезли, чему она после некоторых сомнений поверила и успокоилась. А вот объяснить ситуацию дежурному по городу оказалось несколько сложнее. На слово он майору Ковалеву не поверил, и успокоился только после того, как ему предъявили официальную справку, что муж заявительницы скончался два года назад и тогда же был захоронен на таком-то кладбище. В общем, не так-то и просто иногда бывает списать ложный вызов.

Следующий вызов тоже был связан с трупом. Какая-то женщина покончила жизнь самоубийством, выбросившись из окна десятого этажа. Ничего экстраординарного в этом не было — «парашютисты» фигурировали в оперативных сводках чуть не каждую неделю, причем именно женщины чаще всего решались уйти из жизни столь  отчаянным способом. Проблема была в том, что труповозы  отказались забирать тело «парашютистки» с крыши пристройки, на которую та упала.

Прибывшему на место происшествия дежурному следователю прокуратуры и судмедэксперту, от которого за версту разило водкой, ничего не оставалось делать, как лезть на крышу пристройки, чтобы осмотреть труп. Без лестницы подняться к телу было непросто, и прокурорскому следователю, чертыхаясь,  пришлось забираться по водосточной трубе.

Оставшийся внизу майор Ковалев поддержал героического следователя строчкой из стихотворения Маршака: «Знак ГТО на груди у него, больше не знают о нем ничего…»
Нетвердо державшемуся на ногах судмедэксперту помогли взобраться на крышу подтрунивающие над ним лейтенант Чепраков и водитель дежурной части Николай Кононенко.

Пока судмедэксперт со следователем прокуратуры осматривали тело, майор Ковалев переговорил с мужем погибшей — интеллигентного вида пожилым мужчиной. Тот рассказал, что последнее время его жена была в депрессии из-за того, что потеряла любимую работу (она преподавала в университете на филфаке, но ее уволили по сокращению штатов), и когда она выбросилась с балкона, его рядом не было — он в это время пил на кухне чай. На вопрос: оставила ли самоубийца предсмертную записку, безутешный вдовец сказал, что никакой записки в квартире он не нашел. Ничего не нашли и при осмотре трупа, но подозревать его в том, что он помог выпасть своей жене, не было оснований. И вообще, решающее слово тут за дежурным следователем прокуратуры, которого версия самоубийства очень даже устраивала — ему же меньше хлопот, и дело оставалось за малым: спустить окоченевшее тело с крыши пристройки на землю.
 
Ковалев раздобыл в соседнем пункте приема стеклотары сомнительной прочности веревку и передал ее на крышу следователю с судмедэкспертом, чтобы те спустили на ней труп в проем арки между домами. Сам майор Ковалев с милиционером-водителем принимали одеревеневшее тело снизу. «Парашютистка» была с центнер весом, и когда ее наполовину просунули в проем, хлипкая веревка вдруг оборвалась и на глазах случайных прохожих окоченевший труп совершил головокружительный кульбит, и с высоты трех метров с глухим стуком врезался головой в асфальт, чуть не зашибив при этом майора с водителем.
Люди, видевшие, как менты сбросили с крыши женщину вниз головой, были в шоке. Слезшие с крыши «герои дня» — судмедэксперт со следователем прокуратуры сами были немало озадачены происшедшим — им неохота было заново переделывать протокол, ведь в первоначальном варианте труп был без особых внешних повреждений, а теперь у погибшей была голова проломлена. Почесав репу, следователь решил, что для самоубийства сойдет и так, и не долго раздумывая, выписал направление в морг, указав направить акт обследования в райотдел. Раз нет состава преступления, то в райотделе напечатают по суициду «отказной»  и на этом можно будет поставить точку.

В целом оперативная обстановка в районе в этот день была относительно спокойная — кражи, драки, грабежи, пьяные дебоши, скандалы, три трупа, по счастью для дежурного наряда, некриминальные, в общем, — рутина.
Ближе к вечеру оперативный дежурный райотдела получил сигнал о помощи от «03» — какой-то скандалист запер в своей квартире бригаду скорой помощи, приехавшую к нему по его же вызову о сердечном приступе, и отпустить их категорически отказывается, то есть фактически взял врачей «скорой» в заложники. Ковалев с Чепраковым срочно выехали на этот адрес освобождать врачей «скорой».  После недолгих переговоров с дебоширом, которому майор Ковалев популярно объяснил, что если тот немедленно не освободит заложников, против него будет применено оружие, дверь дежурному наряду открыла перепуганная медсестра. Сам «террорист», не без оснований опасаясь, что сейчас его будут бить и возможно ногами, улегся на диван и когда Ковалев с Чепраковым зашли в комнату, стал кричать, что он «их бин больной».
Ну больной так больной. Надевать наручники ему не стали, тем более что «террорист» хоть и буйный, но уже в пожилом возрасте. Медсестра порывалась померить ему давление, но он стал ее грязно оскорблять и от оказания ему медицинской помощи в категорической форме отказался.

Майор Ковалев постарался всех успокоить и стал выяснять причину возникшего инцидента. Со слов пенсионера-«террориста», медсестра «скорой» вымогала у него деньги за вызов, чем и спровоцировала того на неадекватные действия. Когда все участники конфликта готовы были уже полюбовно разойтись, случилось непредвиденное. Пока Ковалев принимал от лежащего на диване пенсионера объяснение, в комнату с криками: «Где эта сволочь! Я убью его!» ворвался огромный мужик в медицинском халате со стетоскопом на шее — это тоже был врач «скорой» — муж захваченной в заложники медсестры, и с красными как у быка глазами ринулся на «террориста». Пушечным ударом ноги громила в халате разломал диван, на котором возлежал перепуганный насмерть пенсионер, но второй, добивающий удар, ему нанести не удалось, поскольку майор Ковалев успел встать между ними живым щитом, и не допустил самосуда.

Когда взбешенный врач немного остыл, он от чистого сердца поблагодарил майора за то, что тот удержал его от убийства, потому что он, по его собственному признанию, был в таком состоянии, что не отвечал за свои  действия. Учитывая, что врач оказался бывшим штангистом, он прихлопнул бы буйного пенсионера, как муху. Сам же спасенный от самосуда «террорист» не поленился потом прийти в райотдел, чтобы письменно выразить дежурному наряду свою благодарность за спасение его от «врача-убийцы», как он написал в «Книге отзывов», которую только вчера завели в райотделе.

Тем временем, с наступлением ночи оперативная обстановка в городе стала накаляться. Ну не спится горожанам почему-то по ночам. Обкуренная марихуаной «золотая» молодежь тусуется по барам и дискотекам, кто постарше — проводят время в саунах, казино и ресторанах, те, кто на казино и рестораны не заработал (не украл, не ограбил), гуляют, так сказать, по месту жительства. Не спит город, не спит и милиция. Избитые, ограбленные, пьяные граждане непрерывно атакуют службу «02» своими звонками, и только под утра жизнь в городе немного затихает: пришла пора подводить итог веселья и зализывать раны. Для кого гулянки закончились не в реанимации, отсыпаются потом весь день, чтобы к вечеру начать все сначала, ну а милиция пусть разбирается со всеми этими происшествиями, на то она и милиция.

В одиннадцать ночи на «02» позвонил охранник каких-то складских помещений на улице Клочковской, и сообщил, что только что на его глазах неизвестные убили милиционера. На место происшествия дежурный наряд райотдела прибыл одновременно с поднятой по тревоге группой задержания ОГСО . Встревоженный охранник встретил экипированных в каски и бронежилеты милиционеров у складских ворот и подтвердил, что это он звонил на «02» и весьма подробно и убедительно рассказал, как только что на его глазах трое в черных масках застрелили милиционера. Вот, говорит, его кровь на земле (действительно, во дворе в свете фонаря виднелось какое-то темное пятно), а труп убитого милиционера бандиты якобы сбросили с обрыва.

— Ну пошли, посмотрим, — сказал ему майор Ковалев.
Охранник провел его к поросшему непролазными кустами обрыву и показал — вот туда, мол, сбросили. Ковалев посветил фонариком — какая-то свалка, но трупа что-то не видно. Да и вообще, ситуация какая-то несуразная. Второй за день призрак трупа — это было уже слишком…

Он спросил охранника, что тот пил сегодня? Только кружку пива выпил, ответил тот.  Действительно, на вид он вроде бы как трезвый.
Тут на место происшествия подъехал на милицейском автомобиле с включенными мигалками переполошенный ответственный по городу подполковник Сорняков — шутка ли, убийство сотрудника милиции! Ковалев доложил ему, что, похоже, вызов ложный, и тут в подтверждение его слов охранник вдруг страшно забеспокоился и полез, как кот, на дерево и оттуда начал всем кричать: «Смотрите, смотрите, вот же они — труп по тросу на соседнюю территорию черти такие перетягивают!»

— Ну, все ясно, — облегченно вздохнул Ковалев. — Белая горячка, — констатировал он и оказался прав. Выпившему всего кружку пива охраннику убийство милиционера привиделось наяву, такое вот проявление «белой горячки». Впрочем, как показал утренний вызов, бредить наяву люди могут и без «белой горячки».

Вызов на очередной семейный скандал в райотдел милиции поступил ровно в полночь. Для старшего инспектора дежурной части майора милиции Александра Ковалева и дежурного опера лейтенанта Руслана Чепракова это был уже двадцатый первый за сегодня вызов. В принципе, не так и много, если учесть, что в районе проживает почти четверть миллиона населения. В худшие дни регистрировали до сорока происшествий в сутки, а то и больше, и ничего, как-то справлялись.

На этот раз потерпевшая заявила, что к ней ворвался бывший сожитель и чуть не зарубил ее. Бытовое, в общем-то, происшествие, и майор милиции Ковалев был уверен в том, что заявительница сильно сгущает краски, но чем черт не шутит, большинство  тяжких преступлений совершается именно на бытовой почве, так что нужно поторопиться с выездом.

— Ну что, Русик, готовься, у нас нехороший вызов появился: какой-то дебил бегает по подъезду с топором — придется задерживать! — «обрадовал» он борющегося с зевотой Чепракова.
— В первый раз что ли? — с нарочитой бодростью отозвался лейтенант.
— Ширинку застегни, герой, и смотри наручники не забудь, как в прошлый раз! — проворчал майор, выходя из дежурной части.

Забросив бронежилеты и каски на заднее сиденье служебного уазика, Ковалев с Чепраковым минут десять искали невесть куда запропастившегося милиционера-водителя. Оказалось, тот сладко спал в соседнем боксе. Еще пять минут ушло на то, чтобы разбудить его. Водитель, кляня последними словами неизвестную заявительницу, из-за которой его подняли среди ночи, нехотя поплелся к машине. УАЗ завелся с третьего раза, что было почти рекордом: обычно милицейский «джип» приходилось толкать всем нарядом до ворот, и только после этого он начинал подавать первые признаки жизни…

Утихомиривать дебошира следственно-оперативная группа выехала не в полном составе: старший наряда майор Александр Ковалев, лейтенант Руслан Чепраков и милиционер-водитель Николай Кононенко. Следователь, эксперт-криминалист и резервный милиционер остались в райотделе. Следователь и эксперт на семейном скандале не нужны, а вот помощь резервного сейчас бы пригодилась, подумал Ковалев. Рассчитывать же на Чепракова, которого за отсутствие показателей в работе перевели из уголовного розыска в дежурную часть, в серьезной схватке было нельзя. Вымахав под два метра, выпускник милицейской академии Руслан Чепраков по прозвищу Удав, прочно закрепившемуся за ним еще с курсантских времен, был хил и тощ, как Кощей Бессмертный. Впалая грудь, шея как у цыпленка — соплей перешибить можно, недоразумение какое-то, а не напарник. Сухощавый, чуть выше среднего роста Ковалев, правда, тоже не выглядел Ильей Муромцем, но в нем чувствовалась сила. Его набитые еще со времен занятий карате кулаки наглядно свидетельствовали о том, что в рукопашном бою он серьезный противник.
 
— Руслан, ответь, только честно. Папа у тебя фирмач, мама солидную должность в банке занимает, как это тебя угораздило попасть в милицию? — спросил он у тревожно шмыгающего носом лейтенанта.
— А меня никто и не спрашивал. У мамани знакомый в ментуре работал, вот меня и пристроили типа юридическое образование получить.
— Если не секрет, сколько отдал за поступление?
— Семь штук баксов пришлось отвалить, — небрежно бросил Чепраков, словно речь шла о трех рублях. —  Эх, чувствую, фиг я в этой дежурке родительские денежки отобью!
— Зря ты в милицию подался, шел бы лучше в банкиры.
— Да скука в этом банке. В ментуре куда интересней.
— Ты прав, скучать нам некогда, и сейчас нас ждет еще та развлекаловочка: надевай, искатель приключений, бронежилет, похоже, приехали, — скомандовал Ковалев, заметив возле подъезда ожидавшую их гражданку.
— Сколько ж можно вас ждать?! — напустилась та, как только Ковалев  с Чепраковым выпрыгнули из машины.
— Что у нас за проблемы? — пропустив мимо ушей справедливый, в общем-то, упрек, спросил Ковалев.
— Мужик мой бывший приперся сегодня пьянючий как скотина и давай за топор хвататься! Я еле выскочила, так он, гад, маму мою обещал зарубить! — захлебываясь от пережитого волнения, сообщила заявительница.
— Какое-нибудь оружие в квартире есть? — осведомился Ковалев, заходя в подъезд.
— Была раньше охотничья двустволка, но этот алкаш пропил ее давно.
— Жаль, что он, козел, топор не пропил, — пробурчал Чепраков, поднимаясь за майором по ступенькам.
— Там он закрылся, ирод проклятый, — прошептала женщина, с опаской указывая на дверь.
— Разберемся, — заверил ее Ковалев, с мрачной решимостью вдавив кнопку звонка. — Откройте, милиция! — требовательно произнес он.
За дверью послышалась подозрительная возня, но открывать ее, судя по всему, никто не собирался. Майор позвонил еще раз — никакой реакции на его звонок не последовало.
— Что же вы стоите?! Прибьет он старуху и глазом не моргнет! Когда выпьет, скотина, совсем дурной делается: чуть что — за топор хватается! — запаниковала потерпевшая, хватаясь за сердце.
— Да успокойтесь вы, никто никого не прибьет, наверняка ваш муженек дрыхнет давно! — заметил Чепраков. — Так что ждите, когда он проспится, а мы поехали на следующий вызов.
— А мне что ж теперь — на улице прикажете ночевать? — возмущенно спросила она.
— Ну почему на улице? К соседям каким-нибудь попроситесь, — посоветовал он.
— Чего это я должна к соседям идти, когда у меня собственная жилплощадь имеется?
— А мы чем вам сейчас можем помочь? Раз нам двери не открыли — до свидания, выбивать их в наши обязанности не входит, — отрезал Чепраков. — Утром идите к своему участковому — это его работа разбираться с семейными проблемами, а мы, извините, оперативная группа!
— Я на вас жаловаться буду! — заявила женщина, насупившись. — Тут, можно сказать, чуть убивство не произошло, а вам и дела никакого нету!
— Чуть не считается, вот если б вас действительно убили, тогда другой разговор, — раздраженно бросил Чепраков.
— Руслан, хватит языком болтать — дверь придется взламывать, не ночевать же, в самом деле, гражданке на улице, — вмешался в разговор майор Ковалев. — Вы как, уважаемая, не возражаете, дверь ваша все-таки? — обратился он к потерпевшей.
— Ломайте, только потом всыпьте ему как следует! — попросила та.
— Ну, это уж как получится, — пожал плечами майор. — Кстати, что у него за топор?
— Небольшой такой, для разделки мяса, — охотно пояснила она. — Он очень острый, так что будьте поосторожнее: он ведь и на вас кинуться может!
— Понятно… —  буркнул Ковалев. — Вы бы подождали пока внизу, — попросил он, передергивая затвор табельного «пээма».
Женщина, испуганно покосившись на пистолет, поспешила ретироваться.      
— Александр Владимирович, может, отложим задержание до утра? — проворчал Чепраков, снимая автомат с предохранителя. — Как-то неохота на ночь глядя с подобным придурком связываться. Неровен час, еще и взаправду на нас с топором бросится!
— Бросится — обезвредим. Я давно хотел посмотреть, чему там тебя в академиях научили, вот и покажешь себя в деле. Только когда войдем в квартиру, не вздумай стрелять — а то еще меня заденешь, — на всякий случай проинструктировал напарника Ковалев. Он еще раз позвонил в дверь и прислушался — возня прекратилась и в квартире воцарилась зловещая тишина… — Не нравится мне все это… — угрюмо констатировал он.
— Затаился, наверное, гад! Дать бы очередь по замку — враз бы открыл, — сказал Чепраков. — Слышишь, чудик, открывай, пока по-хорошему просим! — грохнув прикладом в дверь, прокричал он. В ответ раздалась отборная брань…
— Ладно, урод, поговорим с тобой по-другому! — разозлился Ковалев. Отойдя на пару метров, он с разбега ударил ногой в дверь. Грохота было много, но обитая жестью дверь удар выдержала. Просто так ее не выбить, это уже было ясно, ну, разве что только вместе с коробкой… Он с досады ударил еще раз — дверь стояла, как Брестская крепость.
— Александр Владимирович, есть идея! Я на прошлом дежурстве у малолеток пачку петард отобрал, давай парочку этому козлу в замок засунем, — предложил сообразительный лейтенант.
— А что, это мысль! — поддержал сомнительное предложение напарника Ковалев. — Только двух петард, пожалуй, маловато будет, давай всю пачку, видишь, замок мощный какой, ему, наверное, и граната нипочем.
— Жалко всю пачку, конечно, — посетовал Чепраков, — ну да ладно, ради дела пожертвуем, чего уж там… Эй ты, террорист хренов, последний раз предупреждаем, открывай по-хорошему! — проорал он, старательно прикрепляя петарды к дверной ручке. В ответ послышалось усиленное сопение, но «террорист» сдаваться, по-видимому, не собирался.
— Ну что, Абдула, поджигай! — Ковалев  с опаской посмотрел на дверь. Заряд выглядел внушительно. — Русик, ты же говорил петарды… — озадаченно пробормотал он.
— А это усиленный китайский вариант, — пояснил Чепраков и, щелкнув зажигалкой, бросился к лестничному пролету. Ковалев  благоразумно последовал его примеру. Через несколько секунд петарды шарахнули так, что с потолка посыпалась штукатурка…
— Ни фига себе! — ахнул он, пораженный мощностью взрыва «детского боекомплекта». В двери зияла огромная дыра, вокруг которой чернела груда искореженного металла. Теперь медлить было нельзя: рванув дверь, милиционеры  влетели в квартиру и тут же столкнулись с двухметровым мужиком, с топором в руках застывшим посреди прихожей. Чепраков с разбега въехал ему автоматом в живот, а Ковалев, забыв, что в руке взведенный «ПМ», отвесил бедолаге такую оплеуху, что тот, выронив топор, свалился замертво.
— Ух, ну и лось нам попался, еле наручники застегнул! — отдышавшись, пробормотал Чепраков. — Бицепсы, небось, побольше, чем у Шварценеггера! — уважительно добавил он.
— Ты повнимательней с ним, — предупредил майор Ковалев, — а я пока гражданку опрошу.

Сбор материала — одно короткое объяснение о том, что скандал был урегулирован и, следовательно, заявительница никаких претензий к милиции не имеет, — занял у него две минуты. Шуму было много, но никто не пострадал, так что нечего канитель разводить. Утром участковый получит материал — пусть он и разбирается. Трупов нет, значит, дежурному наряду здесь делать нечего…
— Вот здесь под текстом напишите: «С моих слов записано верно и мною прочитано» и поставьте число и подпись, — сказал Ковалев, протягивая протокол объяснения потерпевшей. Та, не читая, дрожащей рукой подписала протокол.
— Вы его посадите? — осведомилась она, мстительно поглядывая на закованного в наручники бугая.
— Сажает судья, а мы только задерживаем. По закону я обязан его через три часа отпустить, — пояснил он.
— Что ж это за законы такие?!
— Этот вопрос не к нам, но вы не переживайте, я думаю, после сегодняшнего задержания у него надолго пропадет охота вас терроризировать!
— Ну, спасибо и на этом, — сдержанно поблагодарила женщина.
— Не за что, — отмахнулся Ковалев. — Будут какие проблемы — звоните не по «02», а сразу в райотдел — быстрее приедем! — заверил он.
— Рига 16, я Рига! — вдруг ожила в его кармане рация.
— На приеме! — раздраженно буркнул он.
— Вызов с топором обслужили? — спросил по радиостанции дежурный по райотделу капитан Лабенский.
—  Да, все нормально.
— Тогда запишите еще вызов: проспект Ленина, 172, квартира 23 приглашает вас поучаствовать в семейном скандале.
— Принял. Что еще?
— Пока все, конец связи!
— Так, орел, не хрен тебе тут разлеживаться, быстро вскочил и бегом в машину! — рявкнул Ковалев  задержанному.
Детина нехотя поднялся. Выходя из квартиры, он неожиданно попытался лягнуть майора ногой, но тут же получил в ответ удар под дых. Выпучив глаза, он, жадно хватая ртом воздух, замычал в адрес ментов какие-то нечленораздельные угрозы.
— Еще раз дернешься — убью! — пообещал Ковалев  и для убедительности отпустил увесистый подзатыльник, после чего задержанный мгновенно утихомирился. Без приключений его довели до машины и запихнули в «зэчку».
Не успели завести двигатель, как опять включилась радиостанция.
— Рига 16, примите срочный вызов: в горпарке на дискотеке групповая драка! — бойко сообщил оперативный дежурный.
— Выезжаем… —  без особого энтузиазма пробурчал в микрофон Чепраков. — Александр Владимирович, может, сначала на семейный заедем, они ж нас раньше вызывали? — предложил он.
— Молодец, зришь в корень! — похвалил лейтенанта Ковалев. — Особо торопиться на драку нам ни к чему, так что поехали на семейный.

«Поехали» — это было громко сказано. Проржавевший насквозь УАЗ заглох на первом же перекрестке — закончился бензин.  До ближайшей заправки было метров двести. Ковалев снял наручники с «террориста», и тот добросовестно толкал милицейскую машину наравне со всеми, чем заслужил себе  досрочное освобождение. С немного протрезвевшим дебоширом провели убедительную профилактическую беседу и, после того как тот клятвенно заверил, что будет обходить дом «этой суки» десятой дорогой, отпустили на все четыре стороны.
На следующий семейный скандал наряд попал, когда уже все успокоились и легли спать, а на драку вообще не поехали: на заправке им дали (в долг) всего два литра бензина — особо не покатаешься…

Прибыв в райотдел, Ковалев с умным видом написал короткий рапорт о том, что по прибытии на место происшествия никакой драки не было и нарушений общественного порядка не выявлено. Чтобы придать материалу максимальную правдоподобность, Чепраков, пока Ковалев  сочинял рапорт, состряпал липовое объяснение от некоего гражданина Иванова, который в два часа ночи якобы проходил мимо и, естественно, никакой драки не видел. Скрепив рапорт и объяснение скрепкой, опера передали сей юридический шедевр Лабенскому. Тот шлепнул на рапорте штамп «ЗАРЕГИСТРИРОВАНО» — и дело с концом: в сводку пошел очередной ложный вызов.

Посчитав на этом свой милицейский долг исполненным, майор Ковалев  с лейтенантом Чепраковым, предупредив дежурного, чтоб по пустякам не беспокоил, разбрелись по кабинетам, мечтая хоть немного поспать. Только расставили стулья, устроились, опять вызов: в кафе «Фаворит» громко играет музыка. Съездили, разобрались. Протокол составлять не стали: взяли натурой — пару бутербродов с ветчиной, коробку пиццы и бутылку водки. Бутерброды слопали по дороге в райотдел, а водку и пиццу привезли в дежурную часть.

Сменивший за пультом отправившегося отдыхать Лабенского прапорщик Федорчук водке очень обрадовался, но в два часа ночи поднял дежурный наряд опять: в райотдел приперся в дымину пьяный мужик с разбитым носом и стал нагло требовать, чтобы ему немедленно выдали направление на судмедэкспертизу. Только его выпроводили, вневедомственная охрана привезла каких-то арабов-студентов, которым местная шпана набила морду на дискотеке. С арабами, будь они неладны, разбирались почти до трех утра.

Затем было относительное затишье, но стоило дежурному наряду прилечь отдохнуть, как по «02» пришло сообщение о «преступлении века» — краже у адвоката Слипкина барсетки с двумя тысячами долларов. Адвокат утверждал, что укравшие деньги проститутки, с которыми он накануне развлекался в бане, задержаны и возвращены на место преступления, то бишь в баню, но денег при них не оказалось, в связи с чем он упорно настаивает, чтобы прислали наряд милиции.

Майор Ковалев и лейтенант Чепраков, приехав по указанному адресу, застали весьма пикантную картину: тщедушный адвокат и с ним два широкоплечих гражданина откровенно бандитской наружности выстроили у кромки бассейна троих полуголых девиц, самой старшей из которых было лет двадцать пять, и устроили им что-то вроде «наружного досмотра». Заметив на зареванных лицах жриц любви свежие следы побоев, Ковалев метнул на братков недобрый взгляд, попросил девушек одеться и приступил к дознанию, начав, естественно, с заявителя. Выслушав версию Слипкина, что тот, мол, уверен, что барсетку с долларами увели проститутки, поскольку пропажа была обнаружена сразу после того, как те уехали, майор Ковалев отчего-то не поверил ему.

— Вы мне, коллеге, не верите? — обиделся адвокат. — Я, между прочим, следовательский факультет юракадемии окончил! — с гордостью заявил он.
— Ты мне не коллега, парень, — отрезал майор. — Руслан, — обратился он к напарнику, — проведи обкраденных граждан к нашей машине и начинай принимать у них объяснения, а я пока тут с «русалками» немного потолкую.
— Пройдемте, — подтолкнул в спину нетвердо стоящего на ногах Слипкина Чепраков. — А вам что, господа, особое приглашение нужно? — прикрикнул он на бритоголовых дружков адвоката. Те, заподозрив, что прибывший по вызову наряд милиции выступает не на их стороне, с крайне недовольным видом покинули сауну.

Когда лейтенант увел адвоката со злобно озирающимися братками, Ковалев приступил к опросу изрядно напуганных путан.
— Ну, девицы-красавицы, теперь вы рассказываете, как все было. Меня интересует только пропавшая барсетка, — предупредил он. — Так что интимные подробности состоявшейся здесь оргии можно опустить.
Доверившись милицейскому майору, который, к их удивлению, непредвзято к ним отнесся, путаны рассказали, под чьей «крышей» работают, где обитают и в какой валюте и какими купюрами им заплатили за секс-обслуживание клиенты, с которыми у них впоследствии возникли «непонятки». Начиналось все вроде бы нормально. Девочек сняли где-то около двух ночи на улице Лермонтовской, привезли в баню, они добросовестно отработали и их отпустили, когда уже начало светать. Получив заработанные за ночь деньги, проститутки вызвали такси и снова заступили на вахту.

Минут через тридцать к ним опять подкатила знакомая троица, только на этот раз с претензиями, чтобы им вернули якобы украденную у них барсетку. Проститутки признали, что видели ее у адвоката, но поклялись, что ничего не брали. Получив отказ, молодчики начали их избивать еще на улице. Затем отобрали личные деньги (а у путаны по имени Анна — жгучей брюнетки с пышным бюстом — забрали в качестве залога мобильный телефон и паспорт) и отвезли всех обратно в баню, где и допросили с пристрастием. Ничего от них так и не добившись, адвокат, горя желанием уличить в воровстве проституток, призвал себе в помощь милицию.

— Вот, в общем-то, и все, — завершила нехитрый рассказ Анна, очень переживавшая за свой паспорт. — А еще они угрожали, что если к концу дня не получат свои две штуки зелени, то поставят меня на «счетчик». Мой паспорт у них, куда ж я денусь — придется, видно, платить, — обреченно произнесла она.
— Никто из нас, товарищ майор, ту барсетку не брал, — заверила старшая проститутка. — Мы же типа от солидной фирмы работаем — на фига нам такие заморочки?

В том, что путаны не солгали, Ковалев вскоре убедился. Пока Руслан принимал заявление у потерпевшего, его дружки, которых сразу насторожила недоверчивость строгого майора, исчезли в неизвестном направлении. Ответ на вопрос, кто украл барсетку, стал ясен даже для непротрезвевшего адвоката.
— Вот же козлы. Я на них и подумать не мог, — обескураженно пробормотал он. — Но к нашей доблестной милиции я претензий не имею, так что спишите мой вызов как ложный, — нервно скомкав свое заявление, Слипкин бросил его под колеса милицейского УАЗа.
— Где деньги и документы, которые вы забрали у девчонок? — холодно осведомился Ковалев.
— Так это... у пацанов, наверное, остались, — развел руками адвокат. — Ну, у тех, что барсетку мою помылили.
— Что за пацаны? Их адреса, фамилии знаешь? — вытащив из-за пояса наручные браслеты, спросил Ковалев.
— А как же — это ж мои клиенты, — охотно ответил Слипкин. — Я вчера на суде их подчистую от тюряги отмазал. Ну, они и предложили обмыть это удачное дело. Мое первое, заметьте! — не удержался, чтобы не прихвастнуть, он, недоуменно косясь на наручники. — А те две штуки, ну что в барсетке были — это мой гонорар. Вот же суки, я к ним со всей душой, а они так подло меня кинули.
— Ладно, в райотделе разберемся, кто кого кинул, — хмуро бросил Ковалев. — Руслан, в «зэчку» его! — сказал он, защелкивая стальные браслеты на запястьях опешившего адвоката.
— Вы что себе позволяете?! За что? — обретя дар речи, возопил тот.
— За грабеж, — ошарашил его Ковалев. — Грабеж, соединенный с насилием, совершенный по предварительному сговору группой лиц — до восьми лет. С конфискацией имущества или без — это уже как суд решит, — с невозмутимым видом разъяснил он.
— К-какой грабеж? К-какой с-суд? Д-да вы с ума сошли! — заикаясь от волнения, пролепетал адвокат. — Д-думаете, на вас управы нет? Д-да вы п-погонами, майор, от-тветите за этот произвол, — гневно потряс Слипкин наручниками. — Да я на вас т-такую жалобу в прокуратуру напишу, что в-вы сами на скамье п-подсудимых окажетесь!
— Аня, — пропустив адвокатские вопли мимо ушей, подозвал Ковалев наблюдавшую за задержанием ее недавнего обидчика путану.
— Да, товарищ майор, — с готовностью откликнулась она.
— Аня, помимо паспорта что у тебя еще взяли? — спросил Ковалев.
— Сумочку с косметикой, мобильник, проездной на метро и где-то стольник зеленью, не считая мелочи. И еще, гады, побили меня: те двое, ну, что сбежали, все больше в живот норовили ударить, а этот урод, — Анна мстительно ткнула наманикюренным пальчиком на побледневшего адвоката, — мне губу разбил и под глаз засветил.
— Ну, въехал наконец правозащитник хренов, в какое дерьмо ты со своими друганами вляпался? Что, не сообразил еще? А говоришь, на следователя учился, — укоризненно покачал головой Ковалев. — Ладно, юрист недоделанный, так и быть, я тебя бесплатно проконсультирую. Вот эта пострадавшая гражданочка, — указал он на Анну, — только что заявила, что ты с сообщниками с применением насилия отобрал у нее деньги, принадлежащие ей ценности и документы. Следы побоев, как видишь, — у нее на лице. Ее подруги — железные свидетели преступных деяний возглавляемой тобою банды. А если по каким-то причинам их показаний для судьи вдруг окажется недостаточно, я найду водителей такси, на которых вы эту ночь раскатывали, и можешь не сомневаться в том, что свидетельствовать они будут не в твою пользу. Еще вопросы имеются?
— Товарищ майор, — взмолился моментально сникший Слипкин. — Может, мы это, как-нибудь по-мирному все уладим, без райотдела и наручников, а? — заискивающе заглядывая Сокольскому в глаза, заканючил он. — Я сейчас перезвоню этим козлам, и через полчаса, ну максимум через час ей все вернем. А хотите, я ей по тройному тарифу уплачу? За свой стольник, она, значит, триста баксов получит, и подружкам ее по двести долларов накину. Разойдемся, так сказать, полюбовно, без протокола, и никто в обиде не останется, да и вам меньше мороки разбираться.
— Насчет обиды — это как потерпевшая сторона скажет, — ответил Ковалев. Суточное дежурство подходило к концу, и затеваться с бесперспективным, в общем-то, делом, ни ему, ни Чепракову не хотелось. — Ну что, дамы, дадите ему возможность загладить перед вами вину? — устало спросил он.
— Если заплатит по пятьсот баксов каждой, мы согласные, — за всех ответила Анна.
— О чем базар, конечно заплачу! — поспешил заверить ее Слипкин.
— Русик, сними с него наручники, — разрешил Александр.
Путаны были приятно изумлены, что менты защитили их от горе-адвоката, а не наоборот, но дежурному  наряду принимать благодарности было некогда. Город начал просыпаться и вызова опять посыпались, как из рога изобилия: угоны, кражи из машин, разукомплектованные лифты, снятые электросчетчики, кого-то затопили соседи, кого-то покусала собака, обязательно с утра пораньше два-три семейных скандала.

Сообщение о том, что из мусоропровода обычного панельного дома в районе между пятым и шестым этажом кричит женщина, в дежурную часть райотдела поступило в полседьмого утра. Поскольку при всей фантазии трудно было представить, как могла женщина умудриться провалиться в мусоропровод, это сообщение поначалу не восприняли всерьез. В каждом районе есть свои «городские сумасшедшие», которые обычно терроризируют дежурную часть своими идиотскими, но достаточно стереотипными сообщениями (соседи неведомыми лучами облучают их квартиру, визит инопланетян и прочая околесица), а в состоянии «белой горячки» людям может привидеться все что угодно.

Проверить эту информацию оперативный дежурный направил наряд вневедомственной охраны, и каково же было всеобщее удивление, когда милиционеры подтвердили, что да, действительно из мусоропровода раздаются женские крики, но как она туда попала,  сама не знает. Поскольку освободить ее из мусоропровода своими силами наряд не мог, пришлось вызвать на место происшествия отряд МЧС. Те, молодцы, приехали оперативно (был декабрь, и женщина могла замерзнуть в том мусоропроводе) и чтобы помочь ей, пришлось «болгаркой» резать бетонную трубу, в которой она, пролетев с девятого этажа, на свое счастье застряла, ничего не сломав себе при этом. Потерпевшую отвезли в «неотложку» и вечером, к восторгу всей больницы, их героиню дня показали в теленовостях. Ну а райотдел занялся расследованием этого неординарного происшествия, оказавшегося из разряда «бытовух».

Переходов: 0 | Добавил: ciper | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: рассказы про полицию
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Загрузка файлов
В Вашей коллекции есть песня, которой нет на нашем сайте, и Вы хотите поделиться ею с нашими посетителями? Загрузите ее, воспользовавшись следующей формой.

Скачать архив
Поиск
Наши партнеры
Авторские права
Все размещенные на сайте материалы скачаны из открытых источников в Интернете или предоставлены посетителями. В случае нарушения авторских прав, просьба сообщить об этом администрации
Все сюда!
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
регистрация сайта в каталогах, регистрация сайта в поисковых системах

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0