Милицейский портал Песни о милиции Исполнители Ментовские байки Библиотека Полиция других стран Криминал
Песни ментов
Наши спонсоры
Реклама на сайте
Ментовские байки, истории, рассказы

Милицейский Портал » Ментовские байки » Проза » Александр Ковалевский

Александр Ковалевский. Дежурная часть

31.01.2014, 12:52
Сообщение об очередном семейном скандале в райотдел милиции поступило ровно в полночь.  Для старшего инспектора дежурной части майора милиции Игоря Кольцова и дежурного опера лейтенанта Руслана Чепракова это был уже двадцатый за сегодня вызов. В принципе, не так и много, если учесть, что в районе проживает почти четверть миллиона населения. В худшие дни регистрировали до сорока происшествий в сутки, а то и больше, и ничего, как-то справлялись.

На этот раз потерпевшая заявила, что к ней ворвался бывший сожитель и чуть не зарубил ее. Бытовое, в общем-то, происшествие, и майор милиции Кольцов был уверен в том, что заявительница сильно сгущает краски, но чем черт не шутит, большинство  тяжких преступлений совершается именно на бытовой почве, так что нужно поторопиться с выездом.

— Ну что, Русик, готовься, у нас нехороший вызов появился: какой-то дебил бегает по подъезду с топором — придется задерживать! — «обрадовал» он борющегося с зевотой Чепракова.
— В первый раз что ли? — с нарочитой бодростью отозвался лейтенант.
— Ширинку застегни, герой, и смотри наручники не забудь, как в прошлый раз! — проворчал майор, выходя из дежурной части.

Забросив бронежилеты и каски на заднее сиденье служебного уазика, Кольцов с Чепраковым минут десять искали невесть куда запропастившегося милиционера-водителя. Оказалось, тот сладко спал в соседнем боксе. Еще пять минут ушло на то, чтобы разбудить его. Водитель, кляня последними словами неизвестную заявительницу, из-за которой его подняли среди ночи, нехотя поплелся к машине. УАЗ завелся с третьего раза, что было почти рекордом: обычно милицейский «джип» приходилось толкать всем нарядом до ворот, и только после этого он начинал подавать первые признаки жизни…

Утихомиривать дебошира следственно-оперативная группа выехала не в полном составе: старший наряда Кольцов, лейтенант Чепраков и милиционер-водитель Николай Кононенко. Следователь, эксперт-криминалист и резервный милиционер остались в райотделе. Следователь и эксперт на семейном скандале не нужны, а вот помощь резервного сейчас бы пригодилась, подумал Игорь. Рассчитывать же на Чепракова, которого за отсутствие показателей в работе перевели из уголовного розыска в дежурную часть, в серьезной схватке было нельзя. Вымахав под два метра, выпускник милицейской академии Руслан Чепраков по прозвищу Удав, прочно закрепившемуся за ним еще с курсантских времен, был хил и тощ, как Кощей Бессмертный. Впалая грудь, шея как у цыпленка — соплей перешибить можно, недоразумение какое-то, а не напарник. Сухощавый, чуть выше среднего роста Кольцов, правда, тоже не выглядел Ильей Муромцем, но в нем чувствовалась сила. Его набитые еще со времен занятий карате кулаки наглядно свидетельствовали о том, что в рукопашном бою он серьезный противник.   

«Не бандиты мы, не урки — мы придурки от Мазурки…» — усмехнулся Игорь, вспомнив ходившую по райотделам неизвестно кем сочиненную эпиграмму на выпускников университета внутренних дел.

Это была, разумеется, гнусная клевета на замечательное учебное заведение, которое возглавлял генерал-полковник милиции Мазурка, но дыма без огня, как известно, не бывает. Выпускники этого славного милицейского вуза работать на «земле», как правило, не хотели и зачастую не умели. Неизвестно, зачем они поступали и чему учились целых пять лет, но раз уж назначали молодых специалистов в райотдел — никуда от них не деться: они обязаны были отработать положенные три года по распределению, и приходилось обучать лейтенантов милиции фактически с нуля. Мало того что не умеют ни элементарного заявления грамотно принять, ни толково опросить свидетелей и вообще нормально разговаривать с людьми, не говоря уже о том, чтобы при выезде на место происшествия собрать на должном профессиональном уровне первичный  материал, так еще непременно и влезут в какую-нибудь нехорошую историю, ибо, придя работать «на землю», эти выпускнички только и думали о том, как отбить затраченные родителями на их учебу баксы.

Игорь Кольцов считал такую систему набора новых кадров порочной. В милиции, по его мнению, должны служить только самые достойные, то есть те, кто пришел в правоохранительные органы по зову сердца. Еще совсем недавно, лет восемь-десять назад, когда университета внутренних дел не было и в помине, почетное право охранять покой граждан предоставлялось, как правило, по рекомендации трудовых или армейских коллективов, сейчас же в милицейские вузы стали набирать кого попало, лишь бы родители будущего офицера милиции нашли деньги на поступление «вне конкурса».
Ни для кого не было секретом, что в «мазуркино» учебное заведение поступали за взятки, но кого сейчас этим удивишь, и в каком вузе этих взяток не берут?

Любой тупица, обладая определенной суммой, запросто может получить высшее образование, появляясь в стенах вуза лишь для того, чтобы оплатить зачеты и экзамены. Поди теперь разберись: кто купил диплом, а кто добросовестно отучился положенное время? Ладно там выпустили безграмотного инженера — это еще куда ни шло, после окончания технического вуза сейчас по специальности все равно почти никто не работает, но вот врач-недоучка или липовый юрист — это уже тревожный симптом. Будущих врачей хоть натаскивают в ординатуре и только после этого допускают «к телу», а вот новоиспеченных ментов сразу бросают в «бой». Каких «ценных» специалистов готовит Мазурка, Кольцов  уже не раз имел счастье убедиться. Один из «подвигов» выпускников этого милицейского вуза потряс однажды всю область.

Молодое дарование, как называли в райотделах выпускников университета внутренних дел, получившее распределение в областной райотдел, заступило в день президентских выборов с табельным оружием на охрану избирательного участка. Без бдительного ока начальства это молодое дарование, как водится, нажралось до состояния невменяемости и отправилось в поисках приключений по девкам.

Закончились эти приключения тем, что лейтенант милиции завез на опушку леса несовершеннолетнюю сельскую девчонку, что они там делали, достоверно неизвестно — то ли играли в партизан, то ли молодое дарование пыталось девчонку изнасиловать, но последняя была убита лейтенантом милиции выстрелом из ПМа в голову — причем выстрел был произведен из пистолета без возвратной пружины. Осознав, что натворил, лейтенант потом долго возил труп в   машине, пытаясь от него избавиться, но был задержан.

Как пояснял инспекции по личному составу этот конченый придурок от Мазурки, он при девчонке разбирал-собирал табельное оружие, потом зачем-то приставил ей ствол к виску, а пистолет возьми  и выстрели. На допросе мент-убийца пожаловался, что, мол, в райотделе его не научили обращаться с оружием, потому-де так все и вышло. Чему его учили до этого пять лет у Мазурки, при «разборе   полетов» на коллегии УВД не говорилось.

«Ну и на хрена, спрашивается, — возмущался майор Кольцов, — нам нужны подобные высшие милицейские заведения?»  На его взгляд — сотрудника милиции, проработавшего не один год «на земле»,  для подготовки будущих милиционеров  на первых порах достаточно школы первоначальной милицейской подготовки. Ничего страшного не случится, если те, кто выбрал себе профессию по призванию, начнут службу в милиции с патрульных. А уже кто зарекомендует себя толковым милиционером, того и можно будет направлять на повышение квалификации.

Русик еще ничего — делает вид, что старается, чего нельзя было сказать об остальных «молодых дарованиях», наводнивших милицию за последние годы. Никакой надобности в мазуркиных выпускниках, основной контингент которых составляли  детишки милицейских тузов и крутых бизнесменов (в недалеком прошлом — бандитов), органы внутренних дел не испытывали. По всей стране шло повальное сокращение личного состава, но Мазурка с каждым годом увеличивал набор курсантов, расширяя свои и без того многочисленные филиалы, и для того чтобы потом пристроить его «золотую» молодежь, приходилось увольнять опытных сотрудников на пенсию сразу по достижении ими сорокапятилетнего возраста. Происходило элементарное вымывание профессионального милицейского ядра, и майор милиции Кольцов полагал, что такую политику вряд ли можно было назвать разумной…

 — Руслан, ответь, только честно. Папа у тебя фирмач, мама солидную должность в банке занимает, как это тебя угораздило попасть в милицию? — спросил он у тревожно шмыгающего носом лейтенанта.
— А меня никто и не спрашивал. У мамани знакомый в ментуре работал, вот меня и пристроили типа юридическое образование получить.
— Если не секрет, сколько отдал за поступление?
— Семь штук баксов пришлось отвалить, — небрежно бросил Чепраков, словно речь шла о трех рублях. —  Эх, чувствую, фиг я в этой дежурке родительские денежки отобью!
— Зря ты в милицию подался, шел бы лучше в банкиры.
— Да скука в этом банке. В ментуре куда интересней.
— Ты прав, скучать нам некогда, и сейчас нас ждет еще та развлекаловочка: надевай, искатель приключений, бронежилет, похоже, приехали, — скомандовал Кольцов, заметив возле подъезда ожидавшую их гражданку.
— Сколько ж можно вас ждать?! — напустилась та, как только Кольцов  с Чепраковым выпрыгнули из машины.
— Что у нас за проблемы? — пропустив мимо ушей справедливый, в общем-то, упрек, спросил Кольцов.
— Мужик мой бывший приперся сегодня пьянючий как скотина и давай за топор хвататься! Я еле выскочила, так он, гад, маму мою обещал зарубить! — захлебываясь от пережитого волнения, сообщила заявительница.
— Какое-нибудь оружие в квартире есть? — осведомился Кольцов, заходя в подъезд.
— Была раньше охотничья двустволка, но этот алкаш пропил ее давно.
— Жаль, что он, козел, топор не пропил, — пробурчал Чепраков, поднимаясь за майором по ступенькам.
— Там он закрылся, ирод проклятый, — прошептала женщина, с опаской указывая на дверь.
— Разберемся, — заверил ее Кольцов, с мрачной решимостью вдавив кнопку звонка. — Откройте, милиция! — требовательно произнес он.

За дверью послышалась подозрительная возня, но открывать ее, судя по всему, никто не собирался. Майор позвонил еще раз — никакой реакции на его звонок не последовало.

— Что же вы стоите?! Прибьет он старуху и глазом не моргнет! Когда выпьет, скотина, совсем дурной делается: чуть что — за топор хватается! — запаниковала потерпевшая, хватаясь за сердце.
— Да успокойтесь вы, никто никого не прибьет, наверняка ваш муженек дрыхнет давно! — заметил Чепраков. — Так что ждите, когда он проспится, а мы поехали на следующий вызов.
— А мне что ж теперь — на улице прикажете ночевать? — возмущенно спросила она.
— Ну почему на улице? К соседям каким-нибудь попроситесь, — посоветовал он.
— Чего это я должна к соседям идти, когда у меня собственная жилплощадь имеется?
— А мы чем вам сейчас можем помочь? Раз нам двери не открыли — до свидания, выбивать их в наши обязанности не входит, — отрезал Чепраков. — Утром идите к своему участковому — это его работа разбираться с семейными проблемами, а мы, извините, оперативная группа!
— Я на вас жаловаться буду! — заявила женщина, насупившись. — Тут, можно сказать, чуть убивство не произошло, а вам и дела никакого нету!
— Чуть не считается, вот если б вас действительно убили, тогда другой разговор, — раздраженно бросил Чепраков.
— Руслан, хватит языком болтать — дверь придется взламывать, не ночевать же, в самом деле, гражданке на улице, — вмешался в разговор майор Кольцов. — Вы как, уважаемая, не возражаете, дверь ваша все-таки? — обратился он к потерпевшей.
— Ломайте, только потом всыпьте ему как следует! — попросила та.
— Ну, это уж как получится, — пожал плечами майор. — Кстати, что у него за топор?
— Небольшой такой, для разделки мяса, — охотно пояснила она. — Он очень острый, так что будьте поосторожнее: он ведь и на вас кинуться может!
— Понятно… —  буркнул Кольцов. — Вы бы подождали пока внизу, — попросил он, передергивая затвор табельного «пээма».
Женщина, испуганно покосившись на пистолет, поспешила ретироваться.      
— Игорь Алексеевич, может, отложим задержание до утра? — проворчал Чепраков, снимая автомат с предохранителя. — Как-то неохота на ночь глядя с подобным придурком связываться. Неровен час, еще и взаправду на нас с топором бросится!
— Бросится — обезвредим. Я давно хотел посмотреть, чему там тебя в академиях научили, вот и покажешь себя в деле. Только когда войдем в квартиру, не вздумай стрелять — а то еще меня заденешь, — на всякий случай проинструктировал напарника Кольцов. Он еще раз позвонил в дверь и прислушался — возня прекратилась и в квартире воцарилась зловещая тишина… — Не нравится мне все это… — угрюмо констатировал он.
— Затаился, наверное, гад! Дать бы очередь по замку — враз бы открыл, — сказал Чепраков. — Слышишь, чудик, открывай, пока по-хорошему просим! — грохнув прикладом в дверь, прокричал он. В ответ раздалась отборная брань…
— Ладно, урод, поговорим с тобой по-другому! — разозлился Кольцов. Отойдя на пару метров, он с разбега ударил ногой в дверь. Грохота было много, но обитая жестью дверь удар выдержала. Просто так ее не выбить, это уже было ясно, ну, разве что только вместе с коробкой… Он с досады ударил еще раз — дверь стояла, как Брестская крепость.
— Игорь, есть идея! Я на прошлом дежурстве у малолеток пачку петард отобрал, давай парочку этому козлу в замок засунем, — предложил сообразительный лейтенант.
— А что, это мысль! — поддержал сомнительное предложение напарника Кольцов. — Только двух петард, пожалуй, маловато будет, давай всю пачку, видишь, замок мощный какой, ему, наверное, и граната нипочем.
— Жалко всю пачку, конечно, — посетовал Чепраков, — ну да ладно, ради дела пожертвуем, чего уж там… Эй ты, террорист хренов, последний раз предупреждаем, открывай по-хорошему! — проорал он, старательно прикрепляя петарды к дверной ручке. В ответ послышалось усиленное сопение, но «террорист» сдаваться, по-видимому, не собирался.
— Ну что, Абдула, поджигай! — Кольцов  с опаской посмотрел на дверь. Заряд выглядел внушительно. — Русик, ты же говорил петарды… — озадаченно пробормотал он.
— А это усиленный китайский вариант, — пояснил Чепраков и, щелкнув зажигалкой, бросился к лестничному пролету. Кольцов  благоразумно последовал его примеру. Через несколько секунд петарды шарахнули так, что с потолка посыпалась штукатурка…
— Ни фига себе! — ахнул он, пораженный мощностью взрыва «детского боекомплекта». В двери зияла огромная дыра, вокруг которой чернела груда искореженного металла. Теперь медлить было нельзя: рванув дверь, милиционеры  влетели в квартиру и тут же столкнулись с двухметровым мужиком, с топором в руках застывшим посреди прихожей. Чепраков с разбега въехал ему автоматом в живот, а Кольцов, забыв, что в руке взведенный «ПМ», отвесил бедолаге такую оплеуху, что тот, выронив топор, свалился замертво.
— Ух, ну и лось нам попался, еле наручники застегнул! — отдышавшись, пробормотал Чепраков. — Бицепсы, небось, побольше, чем у Шварценеггера! — уважительно добавил он.
— Ты повнимательней с ним, — предупредил Игорь, — а я пока гражданку опрошу.
Сбор материала — одно короткое объяснение о том, что скандал был урегулирован и, следовательно, заявительница никаких претензий к милиции не имеет, — занял у него две минуты. Шуму было много, но никто не пострадал, так что нечего канитель разводить. Утром участковый получит материал — пусть он и разбирается. Трупов нет, значит, дежурному наряду здесь делать нечего…
— Вот здесь под текстом напишите: «С моих слов записано верно и мною прочитано» и поставьте число и подпись, — сказал Кольцов, протягивая протокол объяснения потерпевшей. Та, не читая, дрожащей рукой подписала протокол.
— Вы его посадите? — осведомилась она, мстительно поглядывая на закованного в наручники бугая.
— Сажает судья, а мы только задерживаем. По закону я обязан его через три часа отпустить, — пояснил он.
— Что ж это за законы такие?!
— Этот вопрос не к нам, но вы не переживайте, я думаю, после сегодняшнего задержания у него надолго пропадет охота вас терроризировать!
— Ну, спасибо и на этом, — сдержанно поблагодарила женщина.
— Не за что, — отмахнулся Кольцов. — Будут какие проблемы — звоните не по «02», а сразу в райотдел — быстрее приедем! — заверил он.
— Рига 16, я Рига! — вдруг ожила в его кармане рация.
— На приеме! — раздраженно буркнул он.
— Вызов с топором обслужили? — спросил по радиостанции дежурный по райотделу капитан Лабенский.
—  Да, все нормально.
— Тогда запишите еще вызов: проспект Ленина, 172, квартира 23 приглашает вас поучаствовать в семейном скандале.
— Принял. Что еще?
— Пока все, конец связи!
— Так, орел, не хрен тебе тут разлеживаться, быстро вскочил и бегом в машину! — рявкнул Кольцов  задержанному.

Детина нехотя поднялся. Выходя из квартиры, он неожиданно попытался лягнуть майора ногой, но тут же получил в ответ удар под дых. Выпучив глаза, он, жадно хватая ртом воздух, замычал в адрес ментов какие-то нечленораздельные угрозы.

— Еще раз дернешься — убью! — пообещал Кольцов  и для убедительности отпустил увесистый подзатыльник, после чего задержанный мгновенно утихомирился. Без приключений его довели до машины и запихнули в «зэчку».

Не успели завести двигатель, как опять включилась радиостанция.

— Рига 16, примите срочный вызов: в горпарке на дискотеке групповая драка! — бойко сообщил оперативный дежурный.
— Выезжаем… —  без особого энтузиазма пробурчал в микрофон Чепраков. — Игорь Алексеевич, может, сначала на семейный заедем, они ж нас раньше вызывали? — предложил он.
— Молодец, зришь в корень! — похвалил лейтенанта Кольцов. — Особо торопиться на драку нам ни к чему, так что поехали на семейный.

«Поехали» — это было громко сказано. Проржавевший насквозь УАЗ заглох на первом же перекрестке — закончился бензин.  До ближайшей заправки было метров двести. Игорь снял наручники с «террориста», и тот добросовестно толкал милицейскую машину наравне со всеми, чем заслужил себе  досрочное освобождение. С немного протрезвевшим дебоширом провели убедительную профилактическую беседу и, после того как тот клятвенно заверил, что будет обходить дом «этой суки» десятой дорогой, отпустили на все четыре стороны.

На следующий семейный скандал наряд попал, когда уже все успокоились и легли спать, а на драку вообще не поехали: на заправке им дали (в долг) всего два литра бензина — особо не разъездишься…

Прибыв в райотдел, Кольцов с умным видом написал короткий рапорт о том, что по прибытии на место происшествия никакой драки не было и нарушений общественного порядка не выявлено. Чтобы придать материалу максимальную правдоподобность, Чепраков, пока Кольцов  сочинял рапорт, состряпал липовое объяснение от некоего гражданина Иванова, который в два часа ночи якобы проходил мимо и, естественно, никакой драки не видел. Скрепив рапорт и объяснение скрепкой, опера передали сей юридический шедевр Лабенскому. Тот шлепнул на рапорте штамп «ЗАРЕГИСТРИРОВАНО» — и дело с концом: в сводку пошел очередной ложный вызов.

Посчитав на этом свой милицейский долг исполненным, Кольцов  с Чепраковым, предупредив дежурного, чтоб по пустякам не беспокоил, разбрелись по кабинетам, мечтая хоть немного поспать. Только расставили стулья, устроились, опять вызов: в кафе «Фаворит» громко играет музыка. Съездили, разобрались. Протокол составлять не стали: взяли натурой — пару бутербродов с ветчиной, коробку пиццы и бутылку водки. Бутерброды слопали по дороге в райотдел, а водку и пиццу привезли в дежурную часть.

Сменивший за пультом отправившегося отдыхать Лабенского прапорщик Федорчук водке очень обрадовался, но в три часа ночи поднял дежурный наряд опять: в райотдел приперся в дымину пьяный мужик с разбитым носом и стал нагло требовать, чтобы ему немедленно выдали направление на судмедэкспертизу. Только его выпроводили, вневедомственная охрана привезла каких-то арабов-студентов, которым местная шпана набила морду на дискотеке. С арабами, будь они неладны, разбирались почти до пяти утра.

Затем было относительное затишье, но как только город начал просыпаться, вызова посыпались как из рога изобилия: угоны, кражи из машин, разукомплектованные лифты, снятые электросчетчики, кого-то затопили соседи, кого-то покусала собака, обязательно с утра пораньше два-три семейных скандала, и в довершение ко всему была зарегистрирована одна скоропостижная смерть пенсионерки, но этот вызов поступил уже без пяти минут девять и его переписали на новую смену.

Если за сутки не было криминальных трупов, подрезов или вооруженных разбоев, считается, что дежурство прошло нормально, но это еще не значит, что можно расходиться по домам. Пока оперативный дежурный не распишет у начальника райотдела все материалы и не передаст дежурство заступающему наряду, старый состав следственно-оперативной группы остается на местах. Если у начальника не будет по дежурству никаких вопросов и замечаний, только тогда можно вздохнуть свободно и на законном основании откупорить ждущую своего часа водку…

Переходов: 0 | Добавил: ciper | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Полиция, менты, истории, Байки, рассказы, милиция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Загрузка файлов
В Вашей коллекции есть песня, которой нет на нашем сайте, и Вы хотите поделиться ею с нашими посетителями? Загрузите ее, воспользовавшись следующей формой.

Скачать архив
Поиск
Авторские права
Все размещенные на сайте материалы скачаны из открытых источников в Интернете или предоставлены посетителями. В случае нарушения авторских прав, просьба сообщить об этом администрации
Все сюда!
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
регистрация сайта в каталогах, регистрация сайта в поисковых системах

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0